Нефтепродуктопровод «Юг» и тариф «Транснефти»
26.10.12  15:04

Нефтепродуктопровод «Юг» и тариф «Транснефти»

Версия для печати

Сегодня на совещании в Минэнерго под председательством заместителя министра Павла Федорова пройдет совещание по вопросу о проекте строительства нефтепродуктопровода «Юг». Конкурируют два проекта с разными конечными точками нефтепродуктопровода: Новороссийск и Туапсе, пишет сегодня газета «Известия».


В совещании примут участие представители нефтяных компаний, заинтересованных в строительстве нефтепродуктопровода, — «Роснефти», «Лукойла», ТНК-ВР, «Газпром-нефти», а также «Транснефти» и «Транснефтепродукта».

«Транснефть» выступает в первую очередь за окупаемость нефтепродуктопровода. Поэтому компания, вопреки информации «Известий» поддержит любой маршрут при условии его экономической целесообразности. По расчётам компании, экономия до Новороссийска составит до 1 млрд. долл., что немаловажно в нынешних сложных условиях привлечения финансирования. Кроме того, есть проблема гарантированного объема прокачки по трубе. В настоящее время объем прокачки предполагается собрать только в размере 8,7 млн. тонн на год. С 8,7 млн тонн в год и сроке окупаемости хотя бы 13 лет (во многом это определяется требованиями банков) только инвестиционная составляющая в тарифе (идёт на окупаемость первоначальных инвестиций, а придётся покрывать ещё и текущие расходы) должна составлять 991 рубль за тонну продукта. А если поставки по трубе окажутся ниже, картина выглядит намного хуже.


Пока об окупаемости проекта речь не идет, так как сегодня тариф на прокачку нефтепродуктов в соответствии с постановлением правительства № 980 от 2007 года не может превышать 70% железнодорожного тарифа на перевозку нефтепродуктов по тому же маршруту. Дело в том, что при транспортировке, железнодорожные операторы предоставляют 30% скидки к тарифу, т.е. а фактический тариф «Транснефтепродукта» с 1 августа составляет 49% от установленного железнодорожного. В связи с этим в «Транснефти» предполагают, что Минэнерго будет вынуждено поддержать отвязывание тарифа «Транснефтепродукта» от железнодорожных расценок.


«Роснефть» в свою очередь хочет продлить нефтепродуктопровод до Туапсе, где она владеет собственным терминалом. Однако «Роснефть» изначально задала заниженную стоимость строительства проекта – всего 60 млрд .руб. Глава «Транснефти» Николай Токарев немедленно ответил Игорю Сечину заявлением, что протяженность «Юга» составит не 500, а 1460 км, а его стоимость превысит 120 млрд рублей. По его словам, таких денег в инвестпрограмме «Транснефти» нет, но компания готова реализовать проект на средства «Роснефти».


Особенность нынешней ситуации заключается в том, что «Роснефть» поглощает ТНК-BP, которая теперь может перейти на сторону «Роснефти». Дело в том, что по пути от Самары до порта трубопровод должен пройти через Саратовский НПЗ ТНК-ВР. Однако процесс поглощения может привести и к обратным результатам: дело в том, что «Роснефть» вынуждена привлекать колоссальное финансирование для сделки по покупке ТНК-ВР, и найти еще 3-4 млрд. долл. на финансирование проекта строительства нефтепродуктопровода с неизвестными сроками окупаемости явно не сможет. В пользу этого аргумента говорит недавнее заявление Игоря Сечина, сообщившего, что из-за дороговизны, «Роснефть» откажется от строительства НПЗ в Московской области и предпочтет вариант модернизации имеющихся НПЗ.


Для «Транснефти» такое изменение в поведении «Роснефти» может означать одно: финансировать тариф привлекут саму «Транснефть». С учетом высокой долговой нагрузки компании сделать это она сможет только в счет повышения тарифов и в первую очередь, тарифа «Транснефтепродукта».


Сегодня, наконец, был опубликован приказ ФСТ относительно индексации тарифа «Транснефти» на 5,5%. Однако это даже ниже уровня инфляции и в него не включена инвестиционная составляющая расходов «Транснефтепродукта». Напомним, что «Транснефть» предложила вариант, при котором она может взять на себя инвестиционные расходы ТНП – это включить их в рост тарифа самой «Транснефти».


Однако нефтяные компании давно жалуются, что тариф слишком высок. И хотя эти заявления странно слышать в условиях цен на нефть выше 100 долларов за баррель, они позволяют нефтяным компаниям спекулировать на «чувствах чиновников».


Так, сегодня «Коммерсантъ-Хабаровск» пишет о том, что НК «Альянса», владеющая НПЗ в Хабаровске не исключает возможности продажи своего завода, так как терпит убытки из-за высоких издержек и фактического сдерживания тарифа государством. Эти заявления делаются на фоне решения «Транснефти» о том, что Хабаровский НПЗ уже в 2014 году будет подключен к ВСТО-2 и сможет стабильно получать нефть по более высокому тарифу. Странными выглядят эти заявления и на фоне планов «Альянса» по модернизации НПЗ, которые были озвучены несколько недель назад.


По всей видимости, посредством этих заявлений «Альянс» если не пытается воздействовать на фактическое регулирование тарифа, то отбиться в обвинениях по поводу развертывания на Дальнем Востоке очередного топливного кризиса и переложить его на «Роснефть». Тот же «Коммерсантъ» пишет, что в регионе ощущается дефицит топлива, а Хабаровский НПЗ перестал отгружать топливо части трейдеров, хотя заявления в ФАС поступили только от трейдеров из Комсомольска-на-Амуре.


Кроме того, не исключено, что «Альянс» тестирует намерения «Роснефти», которая в определенном будущем может стать монополистом на дальневосточном рынке. Уже сейчас «Роснефть» обеспечивает около трети потребления нефтепродуктов на Дальнем Востоке поставками с Комсомольского НПЗ, и еще до 20% со своего Ангарского НПЗ. Еще больше доля «Роснефти» может стать с запуском Восточного нефтехимического завода. Однако теперь, в условиях сделки с ТНК-BP не понятно, откуда «Роснефть» возьмет деньги на его строительство.


В унисон с «Альянсом» неожиданно выступила «Транснефть». Она подсчитала, что система нефтяных пошлин 60-66 недостаточно стимулирует нефтяные компании вкладываться в модернизацию НПЗ, пишут сегодня «Ведомости». В этом тезисе скрывается и ответ на вопрос о причине топливного кризиса на Дальнем Востоке – нефтяные компании предпочитают «гнать сырье на экспорт».


По данным «Транснефти», мощность заводов с низкой глубиной переработки нефти (до 45%), подключенных к системе «Транснефти», составляет 13,9 млн т в год. Если бы эта нефть шла на экспорт, а не перерабатывалась в темные нефтепродукты, то от пошлин бюджет за год получил бы на $1,92 млрд больше. Потери «Транснефти» от недополученной выручки при транспортировке нефти компания оценивает в $332,9 млн.


В свою очередь Минфин полагает, что бюджет потерял от введения новой системы пошлин около $1,6 млрд (с 1 октября 2011 г. по август 2012 г.), об этом недавно объявил заместитель министра Сергей Шаталов.


Позиции «Транснефти» и Минфина возражало Минэнерго. Это министерство подсчитало, что результат введения схемы маржинально положителен и за первое полугодие составляет порядка $0,1 млрд, по мнению Минэнерго.


Однако проблема 60-66 не исчерпывается проблемой недополучения бюджетом экспортных пошлин на нефть. Низкая глубина переработки нефти приводит к росту содержания серы в российской экспортной смеси. По данным «Транснефти», за последние два года общий объем серы в российской нефти по нефтепроводу «Дружба» вырос с 1,4 до 1,56%; в экспортируемой из Приморска — с 1,35 до 1,45%; из Новороссийска — с 1,3 до 1,4%. В результате, «Транснефти» придется терпеть дополнительные издержки для техперераспределения нефти и ухудшения качества экспорта по ряду направлений. Средства, которые придется направлять на покрытие этих убытков можно было бы направить и на инвестиционную программу «Транснефтепродукта».

Поделиться: