Путин разрешил Сечину просить о подключении Восточного нефтехимического завода к ВСТО
06.09.12  16:28

Путин разрешил Сечину просить о подключении Восточного нефтехимического завода к ВСТО

Версия для печати

Глава «Роснефти» Игорь Сечин обратился к президенту России Владимиру Путину с просьбой помочь в подключении Восточного нефтехимического завода (в Находке) к магистральному нефтепроводу ВСТО. Это произошло в ходе видеоконференции, посвященной закладке первого камня Восточного нефтехимического завода, сообщает «Коммерсантъ». Путин разрешил Сечину обратиться с соответствующей просьбой.


Сечин также заявил, что «Роснефть» инвестирует 173 млрд руб. (5,36 млрд. долл.) в строительство Восточной нефтехимической компании, мощности которой составят 3,6 млн. тонн с 2017 года. Кроме того, «Роснефть» потратит 108 млрд. руб на модернизацию НПЗ Комсомольск.


Напомним, что ранее «Коммерсантъ» сообщал о том, что «Транснефть» начала переговоры с «Роснефтью» о строительстве отвода от ВСТО-2 до НПЗ в Комсомольск-на-Амуре. Для строительства отвода на Комсомольск-на-Амуре требуется строительство НПС-29, которое может завершиться уже в июле 2014-го, после чего НПЗ должен построить трубу-ответвление до своего завода.


Первоначально ответвления на какие-либо предприятия не были предусмотрены проектом ВСТО, но трубопровод имеет для этого ресурсы. Через строительство дополнительных НПС его пропускную способность можно нарастить до 80 млн т. На данный момент, по словам представителей «Дальнефтепровода», на ВСТО-2 работает восемь перекачивающих станций, но по проекту их может быть до 20. Представители «Роснефти» ранее заявляли, что рассчитывают на 7 млн т от ВСТО (и покрытие потребностей завода сырьем с месторождений Западной Сибири на 70-80%), которые в настоящее время поставляются по железной дороге.


«Транснефть» учитывает планы государства по развитию переработки нефти на собственной территории России. Это, в частности, следует из интервью вице-президента «Транснефти» Михаила Баркова агентству «ПРАЙМ». Он отметил, что не видит возможности наращивания трубопроводных поставок нефти в КНР в том числе, в связи необходимостью поставок нефти на НПЗ востока России.


Напомним, что недавно «Транснефть» закончила заполнение участков ВСТО-2, проходящих по территории Еврейской автономной области. В результате на данный момент технической нефтью заполнено более 50% протяженности нефтепровода. Пуск ВСТО-2 ожидается в ноябре-декабре этого года. Проектная мощность первой очереди нефтепровода составит 30 млн тонн, из которых половина поставляется в КНР, а вторая половина – в «СМНП Козьмино».


Ключевой вопрос для нефтехимических предприятий российского Дальнего Востока – где взять нефть? В настоящее время на ВСТО поставляется в основном нефть с Ванкора (за первое полугодие 2012 года поставки в ВСТО составили 8,4 млн. тонн). Но нарастить поставки по ВСТО предполагается как за счет якутских и иркутских месторождений, так и за счет легкой западно-сибирской нефти. По планам добыча Восточной Сибири к 2015 году увеличится до 63 млн. тонн и к 2018 до 80 млн тонн. Этот объем сможет обеспечить все потребности тихоокеанского рынка.



Так, если потребность Восточной нефтехимической компании составляет 10 млн тонн, Хабаровского НПЗ 5 млн тонн, Комсомольского НПЗ 7 млн тонн, то это более 17 млн тонн, что уже более мощности ВСТО-2 без планируемого расширения (15 млн. тонн к концу 2012 г. в «Козьмино»). Между тем, КНР оказывает существенное давление на Россию, как и НК «Альянс», которой принадлежит НПЗ под Хабаровском, - на «Транснефть». Китай готов купить еще 10-15 млн. тонн.


Сама «Транснефть» заинтересована в создании марочного сорта нефти на тихоокеанском рынке – ESPO, для которого необходимы свободные продажи нефти в объеме не менее 25 млн тонн. «Транснефть» уже нашла частичный выход: она сохранит перевозки нефти по железной дороге посредством использования цистерн «Востокнефтетранса». В результате отгрузки в «Козьмино» вырастут в будущем году не менее чем на 5 млн тонн. Остальное будет зависеть от сроков запуска добычи на новых восточно-сибирских месторождениях. Именно поэтому сам президент Путин подходит к распределению нефти среди потенциальных потребителей крайне осторожно.


Китаю могла бы «помочь» казахстанская нефть, однако темпы разработки месторождений не позволяют ему на это рассчитывать. В связи с этим замедляется и строительство нефтепроводов. В казахском нефтяном секторе слишком много конкурирующих игроков, которые как лебедь, рак и щука тянут нефтяную экономику страны в разные стороны. Интересы казахского правительства, китайцев, американских компаний и российских нефтяников уже привели казахстанскую нефтетранспортную систему к избыточной дифференцированности, которой недовольны все участники рынка. Эта проблема сказывается и на таком проекте, как Каспийский трубопроводный консорциум (КТК).


«Ведомости» обращают внимание читателей только на ту часть вчерашнего интервью вице-президента «Транснефти» Михаила Баркова, которая касается КТК.


Газета цитирует слова вице-президента Баркова о том, что проект КТК отстает на 6 и более месяцев и скорее всего получится еще более дорогим, чем планировалось. В тоже время, по информации источников газеты, общее отставание составляет уже до 1,5 года. Газета называет причину отставания – рассогласованность действий основных акционеров КТК.


В тоже время, возникает вопрос, от какой даты считают отставание источники газеты? Дело в том, что изначально расширение планировалось реализовать в три этапа: к середине 2012 года пропускная способность трубопровода должны была увеличится до 35 млн тонн, весной 2013-го — до 48 млн тонн, достичь пропускной способности в 67 млн тонн планировалось в 2014 году, а точка окупаемости должна была быть пройдена в 2018-2019 гг. Позднее сроки были сдвинуты на год, что совпадает с оценками вице-президента «Транснефти».


Еще в прошлом году Михаил Барков признал, что труба окупится не ранее 2024 года. Тем более, что у консорциума есть проблемы с загрузкой и дальнейшей транспортировкой: «Роснефть» повернула 2 млн. тонн на ВСТО, а Болгария отказалась от строительства нефтепровода «Бургас-Александруполис», через который предполагалось транспортировать казахскую нефть, в результате чего она пойдет через перегруженные черноморские проливы.


В этой связи стоит обратить внимание, что в последнем интервью Барков говорил о сохраняющемся интересе «Транснефти» к строительству трубы «Бургас-Александропулис». Но с учетом того, что вопрос об этом может сдвинуться не ранее следующего года, перспективы задержки КТК не выглядят столь уж негативными. В любом случае, до запуска добычи на казахстанском Кашагане (по реалистичным оценкам – вторая половина 2013 года), дополнительной нефти КТК не видать.

Поделиться: