Перед саммитом АТЭС КНР тестирует Россию на новые маршруты поставок нефти
31.08.12  14:00

Перед саммитом АТЭС КНР тестирует Россию на новые маршруты поставок нефти

Версия для печати
Министр энергетики РФ Александр Новак заявил, что между РФ и КНР идут переговоры о маршрутах поставок дополнительной нефти и расширении сотрудничества «Роснефти» и CNPC по НПЗ в Тянцзине. Об этом сегодня пишут «Ведомости».

Министр дал интервью сразу нескольким ведущим СМИ в преддверии саммита АТЭС во Владивостоке. На повестке российско-китайских переговоров как маршруты поставок, объем дополнительных поставок, так и взаимодействие «Роснефти» и CNPC по строительству НПЗ в Тянцзине.
В настоящее время рассматриваются три маршрута по которым нефть может дополнительно пойти в КНР. Это расширение трубопровода Сковородино — Мохэ (с 15 млн до 30 млн т в год), трубопроводные поставки из «СМНП Козьмино» (со строительством дополнительного нефтепровода на Китай) или танкерные поставки оттуда же.

Переговоры увязываются со строительством НПЗ в Тянцзине, владельцем которого является российско-китайское СП «Китайско-российская восточная нефтехимическая компания» (49% у «Роснефти» и 51% у CNPC). Дело в том, что поставки на этот НПЗ должны идти сверх уже оговоренных 15 млн тонн, поставляющихся по ответвлению от ВСТО «Сковородино – Мохэ». Проектная мощность НПЗ составляет 13 млн. тонн, из которых российская нефть должна составить 9 млн. тонн. «Роснефть» в настоящее время пытается изыскать соответствующие объемы нефти, а правительства стран – согласовать маршрут поставок. По информации «Ведомостей», «Роснефть» поставлять нефть на завод со своих месторождений в Восточной Сибири, в том числе, в Иркутской области.

Китай в целом хочет дополнительных поставок в 15 млн. тонн нефти в год. Это столько же, сколько поставляется сейчас по ветке «Сковородино – Мохэ». Китай был согласен на то, чтобы построить дополнительную ветку из Козьмино на Мохэ и далее транспортировать по существующему нефтепроводу внутри Китая Мохэ – Дацин. Ранее КНР предложила России выкупить всю нефть ВСТО. Однако по информации «Московских новостей» в ходе российско-китайского энергодиалога в начале июня 2012 года удалось предварительно договориться о том, что 10 млн. тонн будут дополнительно поставляться в Китай танкерами через «СМНП Козьмино».

Как следствие, заявление министра Новака можно трактовать двояко. С одной стороны, речь может идти о маршруте дополнительных поставок нефти. Однако в таком случае, 5 млн. тонн явно не достаточно для столько крупного проекта как строительство нефтепровода «Козьмино – Мохе», хотя составляет именно столько, на сколько можно нарастить мощность нефтепровода «Сковородино-Дацин». Кроме того, у «Транснефти», которая самостоятельно поставляет в КНР 6 млн тонн нефти, собственной нефти нет, она перекупает ее у «Роснефти», а следовательно вся ситуация будет зависеть от «Роснефти». С другой стороны, слова министра могут означать, что китайцы все равно ищут возможности «завязать» на себя максимум восточных поставок российской нефти, и игнорируют как предварительные договоренности с «Транснефтью», так и публичное заявление президента Путина о том, что наращивание поставок возможно только через «Козьмино».

По информации «Московских новостей», «Транснефть» более настойчиво отстаивает позиции российской нефтянки в переговорах с китайцами, чем другие российские компании. Так, в 2011 году, когда CNPC «выбивала» из российских компаний скидку к цене поставки нефти, «Транснефть» была готова досрочно погасить кредит, полученный у Банка развития КНР (на 10 млрд. долл.). Аналогично, «Транснефть» как компания не готова «помогать» транзиту российской нефти в Китай через Казахстан, хотя и готова смириться с таким решением органов государственной власти. В обоих случаях, что от поставки нефти в Китай через ответвление в Сковородино, что через Казахстан, «Транснефть» сильно потеряет в тарифной выручке по сравнению с вариантом поставок через «СМНП Козьмино». Но хорошая выручка по тарифу, позволит «Транснефти» профинансировать строительство внутренних нефтепроводов «Заполярье - Пурпе» и «Куюмба – Тайшет», что принесет пользу всей российской нефтянке и, шире, государственной стратегии по освоению Сибири и Дальнего Востока.

У России остается много аргументов в споре с Китаем. Это то, что 30% нефти в 2011 году в Козьмино выкупили американские компании (КНР только 15%), что Япония в условиях постфукусимского энергодефицита готова активно покупать российскую нефть, и то, что Китай ведет себя как неблагонадежный покупатель, позволяющий в одностороннем порядке менять цену покупки. Наконец, до 2017 года, до запуска новых месторождений и внутренних нефтепроводов, восточносибирской нефти будет просто не хватать, а перебрасывать ее с западных направлений, после запуска БТС-2 никто особо не собирается.

Стратегия CNPC в свою очередь понятна. Перед компанией стоит амбициозная цель скупки нефтегазовых активов по всему миру, как непосредственно сырья, так и предприятий. Кроме того, на территории самого КНР CNPC создает новые предприятия, пользуясь практически неограниченным государственным финансированием. Объем инвестиций в тот же НПЗ в Тянцзине должен составить до 5 млрд. долл. По другим направлениям, CNPC ведет переговоры в России о расширении сотрудничества в области геологоразведки, в том числе по таким проектам как Магадан-1,2, а также на территории Иркутской области (строительство НПЗ).

Таким образом, Китай пытается «отжать» максимум нефти, «обходя» предварительные договоренности, в том числе с высшим российским руководством. Саммит АТЭС и переговоры на его «полях» покажут, насколько предварительная китайская «артподгтовка» (от вбросов по поводу «Атасу – Алашанькоу» до новых маршрутов поставок на востоке) возымела действие на российское руководство. Не исключено, что эффект будет обратным.

«Роснефть» заключила соглашения по работе на шельфе

«Роснефть» и норвежская Statoil подписали основные соглашения по совместной работе на шельфе Баренцева и Охотского морей. Партнеры создают СП для геологоразведки на месторождениях, которую оплатит Statoil, пишет сегодня «Коммерсантъ». С российской стороны подпись под документами поставил президент «Роснефти» Игорь Сечин, с норвежской — главный управляющий Statoil Хельге Лунд.

Соглашения идентичны: «Роснефть» станет владельцем 66,67% акционерного капитала в каждом из СП, доля Statoil — 33,33%. При этом норвежская компания покрывает 100% затрат на геологоразведку, включая программу обязательных работ по бурению шести поисковых скважин в 2016-2021 годах. Документы стали продолжением подписанного 5 мая соглашения о сотрудничестве между компаниями.

Роснефть также привлекла на работу крупных банкиров. Как пишет РБК daily, президент "Морган Стэнли Банка" Елена Титова и председатель совета директоров Райр Симонян покидают свои посты и перходят на работу в структуры, аффилированные с «Роснефтью», в частности, в Всероссийский банк развития регионов.
Поделиться: