«Транснефть» предлагает комплексную модель решения проблема качества нефти
04.04.13  18:02

«Транснефть» предлагает комплексную модель решения проблема качества нефти

Версия для печати
Сегодня одной из наиболее обсуждаемых новостей в сфере ТЭК стало прошедшее в среду четвертое заседание Экспертной группы ОАО «АК «Транснефть». В ходе встречи группы отраслевых экспертов и представителей нефтяных компаний России обсуждалась крайне актуальная тема – проблема качества нефти. Несмотря на ряд вопросов, требующих дальнейшего обсуждения, ключевые участники нефтяной и нефтетранспортной отраслей, включая Минэнерго, в целом готовы принять сценарий «Транснефти» по нормализации ситуации, пишет РБК daily.

«Транснефть» считает, что банк качества нефти должен быть основан на объемах и качестве нефти, который нефтяные компании поставляют в трубопроводную систему.

Идея в следующем: «Транснефть» определит средние характеристики нефти (по содержанию серы, плотности) и, исходя из этих показателей, будет определять качество нефти, которую компании поставляют в трубу. Если нефть компании менее качественная, тогда усредненный объем, сданный в систему монополии, будет засчитываться в меньшем количестве, и наоборот. Это предложение компания уже отправила в Минэнерго.

Проблема качества нефти приобрела остроту в начале 80-х годов. Связано это было с увеличением добычи тяжелой высокосернистой нефти в регионах Татарии, Удмуртии, Башкирии. Такая нефть попадает в трубу, смешивается с низкосернистой нефтью и на выходе поступает на экспорт, проигрывая по цене и качеству мировым эталонным маркам нефти. «Транснефть» пытается решить проблему, например, за счет регулирования грузопотоков, смешения нефти различного качества. Так, заместитель вице-президента «Транснефти» Игорь Кацал подчеркивает, что с 2005 по 2012 год прирост высокосернистой нефти составил 18,3 млн т и достиг значения 72,5 млн т. В 2013 году планируется дальнейшее увеличение поставок сернистой нефти по сравнению с 2012 годом на 4,5 млн т, до 76,5 млн т (прокачка нефти за год составила 480 млн т). При этом поставки низкосернистой нефти идут за счет Ванкорского месторождения. А увеличение содержания серы на 0,1% приводит к снижению стоимости барреля нефти на $0,12.

Создать в России банк качества нефти чиновники хотят уже давно. Предполагалось, что компании, поставляющие менее качественное сырье, будут компенсировать потери в денежной форме другим производителям, у которых оно соответствует стандартам. Однако такая «денежная» система может иметь перегибы и сложности, особенно на первом этапе действия банка. Поэтому целесообразнее штрафовать или премировать объемами.

Нефтяные компании, производящие низкосернистую нефть, поддерживают идею банка качества нефти. Представители ЛУКОЙЛа и «Газпром нефти» заявили, что позиция компаний в этом вопросе не изменилась. Против введения банка качества нефти выступают только «Татнефть» и «Башнефть». Их позиции понятны: компании — основные производители высокосернистой нефти.

В середине марта министр энергетики Александр Новак говорил, что министерство рассчитывает до конца 2013 года подготовить предварительную модель банка качества нефти, которая будет приниматься по итогам обсуждения с нефтекомпаниями.

Для многих отраслевых экспертов остается до конца не ясным, почему у Минэнерго до сих пор остаются «технические» вопросы к сценарию решения проблемы понижения качества нефти, разработанный «Транснефтью», и который устраивает большинство участников рынка. Фактически, своей позицией министерство лоббирует интересы «Татнефти» и «Башнефти». Например, по мнению начальника отдела транспортировки нефти и нефтепродуктов Минэнерго Александра Богатырева, в настоящее время ухудшение качества российской нефти становится объективной реальностью, но есть несколько дополнительных возможностей, которые могут замедлить этот процесс. В краткосрочной перспективе, на 2013-2015годы такой возможностью может стать запуск установок гидрокрекинга на Киришском, Хабаровском заводах, а также заводе «Танеко». 

По словам Богатырева, это позволит частично снизить объемы тяжелой нефти. Другой возможностью в этот период является сокращение поставок малосернистой нефти на мини-НПЗ, а также заводы, способные перерабатывать высокосернистую нефть. Богатырев также отметил, что еще одним вариантом является оптимизация схемы грузопотоков нефти, в частности, смешение тяжелой поволжской нефти и легкой восточно-сибирской нефти.

Между тем, представители не только «Транснефти», но и крупных нефтяных компаний не раз заявляли о своей обеспокоенности темпами модернизации и вводом новых мощностей на заводе «Танеко».

Также, по мнению многих отраслевых экспертов, в пользу реализации сценария «Транснефти» свидетельствует и тот факт, что большинство российских НПЗ без строительства дополнительных установок технологически не готовы к приему нефти с содержанием серы свыше 1,8%. Трубопроводная компания призывает Минэнерго пересмотреть механизмы для стимулирования и ускорения реконструкции и модернизации ряда российских НПЗ для увеличения объёма переработки высокосернистой нефти: на уфимской группе НПЗ до 9,6 млн тонн в год, на самарской группе НПЗ - до 8 млн тонн в год, на ТАНЕКО - до 7 млн тонн в год.

В этом же контексте следует рассматривать проблему логистики и контроля за подключением существующих и вновь строящихся НПЗ. «Транснефть» обеспокоена, что когда речь заходит о спланированном строительстве нескольких НПЗ-«самоваров» в одном регионе с последующим требованием подключить их к российской системе магистральных трубопроводов, напрашивается очевидный вывод – группа местных предпринимателей, заручившихся поддержкой регионального руководства, использует административный ресурс с целью получить доступ к крупным объемам российской нефти, чтобы переработав ее в продукт первичной переработки с низкой себестоимостью, извлечь существенную выгоду от последующей продажи, в том числе, за рубеж. Этот феномен называется «испортить нефть». Необходимо подчеркнуть, что объемы заявок на поставку нефти на такие НПЗ весьма велики (речь идет в совокупности о миллионах тонн в год), и в случае их удовлетворения экспортный график транспортировки нефти, в том числе на премиальных направлениях, может серьезно пострадать.

Третий важный фактор, негативно влияющий на развитие нефтепереработки в стране, – отсутствие единой системы регулирования и контроля за деятельностью НПЗ. Не посягая на рыночные принципы деятельности их владельцев, необходимо четко и последовательно отстаивать экономические интересы страны, которые напрямую связаны с экспортными отчислениями в федеральный бюджет и повышением общей конкурентоспособности российской нефти и продуктов ее переработки на мировых рынках.

Наконец, отраслевые эксперты и представители большинства крупнейших нефтяных компаний России поддерживают позицию «Транснефти» в вопросе экспортного регулирования. Очевидно, что Минэнерго должно более активно отстаивать интересы игроков отрасли. В частности, Минэнерго следует поддержать нефтяные компании в диалоге с правительственной комиссией по ТЭКу (глава комиссии – вице-премьер Аркадий Дворкович) для пересмотра действующего режима налогообложения нефтяной отрасли «60-66-90».

Абсолютные цифры экспортной выручки при нынешней формуле совершенно определенно стимулируют замещение сырой нефти низкокачественным «полуфабрикатом». Потери федерального бюджета при этом составляют около $2 млрд., а компании «Транснефть» – $300 млн в год.

Отрицательная прибавочная стоимость темных нефтепродуктов на территории России сразу становится положительной за рубежом, после того как попадают на западные НПЗ с высокой глубиной переработки и превращаются в качественный конкурентоспособный продукт. Образовавшаяся разница в прибавочной стоимости также остается за рубежом. В условиях, когда произведенный товар стоит дешевле исходного сырья, необходимо принимать безотлагательные меры по компенсации последствий экономического парадокса, сложившегося на внутреннем рынке темных нефтепродуктов.

Экспертные оценки убедительно свидетельствуют о том, что формула расчета экспортной пошлины на нефть и нефтепродукты нуждается в корректировке, причем не за счет снижения пошлин на экспорт сырой нефти и высококачественные нефтепродукты (что приведет к снижению экспортной выручки), а за счет увеличения пошлин на продукцию НПЗ с низкой глубиной переработки. Эта мера направлена на то, чтобы сделать невыгодным их массовое производство и экспорт, а также компенсировать потери бюджета от замещения нефти «самоварной» продукцией в общем экспортном потоке. Данный шаг также призван стимулировать сокращение доли производств с низкой глубиной переработки на территории Российской Федерации.
Поделиться: