Дворкович не исключает увеличение транзита нефти через Сковордино
19.03.13  17:38

Дворкович не исключает увеличение транзита нефти через Сковордино

Версия для печати
Отраслевые СМИ сегодня отмечают заявление вице-премьера РФ Аркадия Дворковича, в котором он скорректировал свою позицию по поводу маршрутов транспортировки нефти в КНР в рамках российско-китайского межправительственного соглашения о дополнительных объемах экспорта углеводородов.

Дворкович, в частности, упомянул о возможности наращивания транзитного потенциала нефтепровода «Восточная Сибирь – Тихий океан» через транзитный пункт Сковордино в Иркутской области. Заявление вице-премьера было сделано в преддверии визита главы КНР Си Цзиньпиня в Россию.

Хотя Дворкович полностью не исключил вероятность частичной прокачки нефти в Китай через территорию Казахстана по нефтепроводу «Атасу-Алашанькоу», он четко дал понять, что готов прислушиваться к интересам российских компаний нефтяного сектора и в первую очередь «Транснефти». Президент «Транснефти» Николай Токарев ранее заявлял, что потери «Транснефти» в результате переброски экспортных объемов с высокопремиального западного направления, а также потери транзитной выручки при поставках нефти «Роснефти» через Казахстан в Китай могут составить не менее 5,5 миллиардов рублей.

Позицию «Транснефти» на минувшей неделе активно поддержал глава Минэнерго Александр Новак. Министр обратил внимание общественности на инициативу КНР удвоить объем поставок нефти по трубопроводу «Сковородино-Мохэ» до 30 миллионов тонн нефти в год, построив вторую нитку рядом с существующим трубопроводом. Помимо планов увеличения транзитного потенциала трубопровода «Сковородино-Мохэ», «Транснефть» рассчитывает в скором времени нарастить экспорт в Китай через «СМНП Козьмино» за счет мощности ВСТО-2.

Напомним, что сейчас Китай получает российскую нефть по ВСТО в объёме 15 млн тонн в год. Под гарантии этих поставок Россия получила кредит в размере $25 млрд, который был потрачен на строительство этого нефтепровода. В соответствии с российско-китайским межправительственным соглашением, поставки осуществляются по контрактам между «Роснефтью», «Транснефтью» и CNPC в течение 20 лет (начиная с 1 января 2011 года) по 15 млн тонн ежегодно. Обсуждаемые сторонами дополнительные поставки могут составить до 9 млн. тонн. При этом «Роснефть» является эксклюзивным поставщиком российской нефти по данному маршруту.

Отраслевые эксперты видят одну из причин корректировки вице-премьером Дворковичем своей позиции по транзиту дополнительных объемов нефти в Китай в том, что сам Казахстан в последние месяцы стал испытывать трудности с экспортом углеводородов в КНР. 

Так, по данным Комитета таможенного контроля Минфина РК, в январе экспорт углеводородов в китайском направлении «просел» в физическом выражении сразу на 23,9% по сравнению с аналогичным периодом 2012 года, до 427,4 тыс. тонн. В прошлом году поставки нефти по нефтепроводу «Атасу — Алашанькоу» составили 10,4 млн тонн – экспорт сократился на 0,3 млн тонн в годовом выражении. То есть нефтепровод даже в нынешней конфигурации остается недозагруженным. По сути, в расчете на ближайшие 2-3 года Казахстан практически достиг порогового уровня по экспорту нефти в Китай, возможное увеличение поставок составит не более 1-1,5 млн тонн.

Негативная динамика может заморозить планы Казахстана по расширению в 2014-15 годах пропускной способности нефтепровода « Атасу — Алашанькоу» с 12 до 20 млн тонн.

Ключевой причиной, препятствующей расширению экспорта казахстанской нефти в Китай, остается отсутствие свободных объемов нефти у компаний, осуществляющих поставки по «Атасу — Алашанькоу» в рамках действующих контрактов с китайской стороной. К 2020 году основной объем прироста добычи нефти и конденсата в Казахстане, который, как ожидается, превысит уровень прошлого года (79,2 млн тонн) примерно на 50-53 млн тонн, придется на Северо-Каспийский и Тенгизский проекты. А эти проекты объективно «ориентируются» на западное экспортное направление.

Вторая, не менее значимая причина, заключается в низком качестве поставляемой в настоящее время по нефтепроводу «Атасу — Алашанькоу» нефтяной смеси. В частности, продаваемая с постоянным дисконтом 6,7 долларов США за баррель к Brent (daf Алашанькоу), казахстанская смесь с высоким содержанием сернистых соединений и парафина качественно уступает не только российскому премиум-сорту ESPO (экспорт по ВСТО, февральские фьючерсы торговались с небольшой премией к Brent), но и сорту Urals. Немаловажно, что ряд крупных российских компаний (ЛУКОЙЛ, Газпром Нефть) не заинтересован в казахстанском направлении именно ввиду возможных финансовых потерь из-за значительной ценовой разницы между сортом ESPO и казахстанской нефтью, поставляемой по «Атасу — Алашанькоу».

Отраслевые эксперты также приходят к выводу, что активно обсуждаемая в российских и казахских СМИ тема транзитных альтернатив имеет признаки искусственно подогреваемого конфликта. Дело в том, что Пекин рассматривает нефтяные операции с Казахстаном как инструмент давления на российскую сторону по вопросу условий контрактных поставок нефти через ВСТО, прежде всего с точки зрения корректировки ценовой и тарифной политики. Так, Россия в прошлом году согласилась на тарифный понижающий коэффициент в размере 1,5 долларов США за баррель, однако Китай заинтересован в дальнейшем снижении тарифа на 2-4 доллара США за баррель.
Поделиться: