«Транснефть» и «Роснефть»: придуманный конфликт
12.02.13  14:37

«Транснефть» и «Роснефть»: придуманный конфликт

Версия для печати
СМИ продолжают обсуждать программное интервью президента «Транснефти» Николая Токарева «Коммерсанту». Business FM обращает внимание на ту часть интервью, в которой он говорит о бизнес-разногласиях с «Роснефтью». В комментарии радиостанции президент Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов заявил, что само интервью Токарева было дано ради обозначения наличия конфликта с «Роснефтью». Между тем, сам Николай Токарев однозначно заявил, что «разговоры про конфликт – попытки развести» и «серьезных оснований для них нет». 

Действительно, эксперты, комментирующие отношения между руководствами «Транснефти» и «Роснефти» лукавят, пользуясь невнимательностью аудитории – между «разногласиями» и «спорами» с одной стороны и «конфликтом» с другой есть существенная практическая разница. Эти понятия характеризуют разный уровень напряженности отношений. В тоже время ряд спорных вопросов между компаниями существует, так как объективно компании находятся по разные стороны экономических баррикад.

«Роснефть» лоббирует сразу несколько проектов, которые во многом противоречат интересам «Транснефти». Во-первых, это намерение госнефтекомпании прокачивать нефть на Китай через Казахстан. «Транснефть» при поставках нефти «Роснефти» через Казахстан в Китай может потерять 5,5 млрд рублей. Летом 2012 года было принято решение поставлять нефть в КНР через порт Козьмино (город Находка), однако «Роснефть» также предлагала осуществлять экспорт через Казахстан. По словам Токарева, официальных переговоров по этому вопросу не проводилось, хотя китайская делегация в декабре в формате российско-китайского энергодиалога поднимала этот вопрос. Токарев, в свою очередь, считает, что сама идея выгодна для нефтяников, но она сопряжена с рядом проблем. «Это как тришкин кафтан: если мы забираем 5-7 млн тонн для прокачки через Казахстан в Китай, значит, их откуда-то надо снять. С наших заводов не снимешь — получается, придется снимать с экспорта», - заявил Токарев.

Во-вторых, «Роснефть» собирается строить Восточный нефтехимический завод в Приморье. Этот завод потребует дополнительно 10 млн тонн нефти в год. Однако пока не понятно, откуда для этого завода будет поставляться сырье. В настоящее время на ВСТО поставляется в основном нефть с Ванкора (за первое полугодие 2012 года поставки в ВСТО составили 8,4 млн. тонн). Но нарастить поставки по ВСТО предполагается как за счет якутских и иркутских месторождений, так и за счет легкой западно-сибирской нефти. По планам добыча Восточной Сибири к 2015 году увеличится до 63 млн. тонн и к 2018 до 80 млн тонн. Однако это бумажный план, а в реальности на 2013 год загрузка ВСТО-2 составит 20-21 млн. тонн. Кроме того, есть потребности в нефти по проекту российско-китайского НПЗ в Тяньцзине (9 млн тонн), а также расширение мощностей Хабаровского и Комсомольского НПЗ, а также лоббирование Амурской областью проекта Амурского НПЗ (еще 5-6 млн. тонн). В итоге получается, что вся добываемая нефть уже распределена, а перебрасывать сырье с европейских направлений – экономически нецелесообразно и международно-политически – проблемно.

В-третьих, «Роснефть» заинтересована в строительстве нефтепродуктопровода Юг до Туапсе, где у нее НПЗ. В свою очередь «Транснефть» располагает экспортными мощностями в Новороссийске. Поэтому «Транснефти» от «Роснефти» нужны гарантии на прокачку нефтепродуктов, чего госнефтекомпания не может дать в силу неопределенности ее финансового и производственного положения. Пока свои гарантии предоставила только компания «ЛУКОЙЛ». Отсюда возникают сомнения в экономической целесообразности нового проекта. По расчётам компании, экономия на маршруте до Новороссийска составит до 1 млрд. долл., что немаловажно в нынешних сложных условиях привлечения финансирования. Кроме того, есть проблема гарантированного объема прокачки по трубе. В настоящее время объем прокачки предполагается собрать только в размере 8,7 млн. тонн на год. С 8,7 млн тонн в год и сроке окупаемости хотя бы 13 лет (во многом это определяется требованиями банков) только инвестиционная составляющая в тарифе (идёт на окупаемость первоначальных инвестиций, а придётся покрывать ещё и текущие расходы) должна составлять 991 рубль за тонну продукта. А если поставки по трубе окажутся ниже, картина выглядит намного хуже.

Наконец, в-четвертых, в СМИ были вброшены слухи о новой схеме участия Игоря Сечина в получении контроля над госпакетом акций группы НМТП. «Ведомости» сообщили, что группа «Дело» Сергея Шишкарева при поддержке «Роснефти» интересуется приобретением госпакета НМТП. Группе «Дело» принадлежит несколько терминалов в порту Новороссийска: контейнерный (грузооборот — 215300 TEU), зерновой (мощность — 2 млн т), нефтепродуктовый (мощность — 500000 т в год). Эти активы, а также компания, занимающаяся бункеровкой в порту Новороссийска, «Транс ойл сервис», входят в Delo Ports. Кроме того, «Делу» принадлежит железнодорожный оператор «Транспортная корпорация» с парком в 1300 цистерн. 

Очевидно, что вопрос о приватизации госпакета активно обсуждается в «коридорах власти». В конце 2012 г. о своем интересе к госпакету НМТП правительству сообщили «более 30 инвесторов», заявила в пятницу руководитель Росимущества Ольга Дергунова. Среди публично озвученных претендентов – структуры Владимира Когана, Владимира Лисина, «Сумма». 

Таким образом, если между «Роснефтью» и «Транснефтью» действительно есть разногласия, то как они могут повлиять на позицию компаний в вопросе о приватизации НМТП? Напомним, что еще в прошлом году «Транснефть» поддержала позицию «Роснефти» в вопросе о приватизации госпакета акций. 




Поделиться: