Криминальная нефть
25.01.13  16:22

Криминальная нефть

Версия для печати
Криминальные врезки в нефтепроводы несмотря на некоторое сокращение их числа продолжают оставаться важнейшим вызовом экономической безопасности страны. В первую очередь, криминальные врезки связаны с высокой коррумпированностью администраций субъектов федерации, пишут «Известия». «Транснефть» планирует продолжать бороться с врезками, а также будет лоббировать полный запрет на деятельность мини-НПЗ, на который в основном перерабатывается и легализуется ворованное сырье. Вчера состоялось второе заседание Экспертной группы ОАО «АК «Транснефть» на тему о незаконных хищениях сырья из магистральных нефтепроводов.

От 5 до 10 млн тонн нефти на сумму 2–3,5 млрд долларов ежегодно воруют из магистральных трубопроводов криминальные структуры, пишет сегодня газета «Труд» со ссылкой на участников заседания Экспертной группы «Транснефти». Это почти 2% от всего прокачиваемого по системе «Транснефти» сырья. Кроме того, в среднем до 8% врезок сопровождаются утечками нефти, нанося ущерб экологии.

Информация, оглашенная на заседании, произвела шоковое впечатление на экспертов, не осведомленных о специфике трубопроводного бизнеса. Оказалось, что, например, скандальный Ангарский разлив (минувшей весной в Ангару попало несколько тонн нефти) произошел потому, что не выдержала давления криминальная врезка в нефтепровод. Всего таких врезок за последние 10 лет в РФ было выявлено и ликвидировано 4779. 

Лидерами криминальной «откачки» сырья остаются Самарская, Иркутская области и Республика Дагестан. В отдельные годы дагестанским криминальным структурам удавалось выкачивать из трубопровода треть всей прокачиваемой через в регионе нефти (до 1,5 млн тонн), а в 2011 году было украдено 10% от транзитной нефти, что нанесло «Транснефти» крупные убытки (компания компенсирует поставщикам стоимость украденного сырья). 

В Дагестане ворованная нефть перерабатывается на 70 малых нелегальных НПЗ и реализуется на местных АЗС. В Самарской области за 10 лет было выявлено 1322 врезки. В этой области трубы стали похожи на решето, отмечают в компании. О масштабах проблемы местные власти прекрасно осведомлены и не исключают, что воровство имеет коррупционную составляющую.

Служба безопасности «Транснефти» - одна из самых сильных «корпоративных армий» в России. В ней работает 14 тысяч человек, имеется 3 тысячи единиц оружия и 1200 единиц транспорта, в том числе специального. Однако несмотря на хорошее оснащение, сотрудники службы безопасности «Транснефти» не застрахованы от физической расправы (летом в Дагестане был убит высокопоставленный сотрудник службы безопасности компании). Кроме того, на них самих осуществляется серьезный коррупционный нажим. Суммы предлагаемых взяток таковы, что, как заметил заместитель вице-президента «Транснефти» Сергей Хардыкин, «можно безбедно прожить лет десять».

Сергей Хардыкин рассказал о случае, произошедшем в городе Маркс Саратовской области в 2006 году. В городе на тот момент работало шесть криминальных структур, специализировавшихся на краже нефти. В черном бизнесе было занято почти полгорода, а «крышевал» всю структуру один из начальников местного ГУВД. 12 цистерн-заправщиков под сопровождением автомобилей ГИБДД возили ворованную нефть в соседнюю Воронежскую область, где она использовалась в качестве топлива на заводах, перерабатывающих сахарную свеклу в сахар. Когда воров «накрыли» и ликвидировали, четыре соседних региона остались без сахара.

Поражают самые «новационные» технологии выкачивания нефти: наклонное бурение, лазерная резка и сварка. Под трубопроводом делается подземная траншея, из нее под трубу роется колодец, через который делается врезка. Оборудование следит за тем, чтобы отвод нефти происходил периодами, чтобы не снижать давление, или закачивает обратно в трубопровод воду. А замаскированные в окрестных деревьях и пнях видеокамеры следят за периметром. Когда к месту врезки приближаются контролирующие органы, работа врезки прекращается, и обнаружить ее становится сложнее. Откачанная нефть поступает в систему подземных резервуаров, и транспортируется по подземным трубопроводам на дальние расстояния. Так, в 2010 году было выявлено два таких криминальных трубопровода, проходящих на глубине 9 метров, длиной около 10 километров каждый. Больше того, выявлены случаи, когда криминальный трубопровод заканчивался в емкостях местного НПЗ, например, в Саратовской области. Каждая врезка стоит минимум несколько миллионов рублей.

Весьма остро стоит проблема наказуемости за врезки. Доказать вину «врезчика» крайне трудно, тем более если его деятельность «крышуют» местные силовики. Как правило, реальные сроки получает только каждый десятый задержанный. 

Не имея возможности бороться с областными администрациями и системой правоприменения кроме как в судах, «Транснефть» лоббирует полный запрет на малые НПЗ. По словам представителей «Транснефти», в большом количестве мини-НПЗ появились после 2008 года, когда правительство решило стимулировать производство дорогостоящего топлива высоких экологических классов («Евро-4» и «Евро-5»). Тогда была поднята экспортная пошлина на нефть до $400, а за торговлю нефтепродуктами налог был установлен в два раза меньше. Кроме изготовления бензина с негарантированным качеством они раскладывали нефть на три фракции, экспортировали ее как нефтепродукты, дальше на границе сливали все в одну цистерну и продавали на европейский НПЗ как испорченную нефть, при чем немного дешевле, чем обычную нефть. 

Важно отметить, что через мини-НПЗ сбывается в основном ворованная нефть, так как число независимых производителей резко сократилось, а те, что остались – стараются отправлять свое сырье на экспорт. 


Поделиться: