Для принятия инвестиционных решений по новым трубопроводам «Транснефти» нужно отвязать тарифы от тарифов ж/д и иметь право финансировать «Транснефтепродукт»
Для принятия инвестиционных решений по новым трубопроводам «Транснефти» нужно отвязать тарифы от тарифов ж/д и иметь право финансировать «Транснефтепродукт»
19.04.13
Анна Анненкова,
старший специалист аналитического отдела ИК «Баррель»

Для принятия инвестиционных решений по новым трубопроводам «Транснефти» нужно отвязать тарифы от тарифов ж/д и иметь право финансировать «Транснефтепродукт»

Версия для печати
Президент «Транснефти» Николай Токарев заявил, что наиболее целесообразным с любой точки зрения было бы строительство конечной точки расширения проекта "Юг" в Новороссийске.

Проект «Юг» - это проект по строительству магистрального нефтепродуктопровода «Сызрань-Саратов-Волгоград-Новороссийск» для транспортировки светлых нефтепродуктов (дизельное топливо Евро-5) с нефтеперерабатывающих заводов Поволжья на черноморское побережье. Мощность нефтепродуктопровода составит 8,7 млн. тонн в год, протяжённость – 1,465 тыс. км, конечный пункт – причалы нефтебазы «Шесхарис» в Новороссийске. Основной объём нефтепродуктов (до 8,1 млн. тонн) планируется экспортировать, остальное – поставлять на внутренний рынок.

Данный проект зародился ещё во второй половине «нулевых» и был призван не только уменьшить стоимость транспортировки нефтепродуктов с поволжских НПЗ на внутренний и внешний рынки, но и повысить гибкость поставок топлива – ведь учитывая, что к нефтепродуктопроводу «Юг» впоследствии могли подключиться и другие НПЗ (башкирская группа НПЗ, Омский НПЗ), РФ получала довольно эффективный инструмент по управлению потоками топлива. Однако на пути этой идеи встала проблема финансирования.

Нехватка денежных средств является главным сдерживающим фактором в развитии всех российских магистральных нефтепродуктопроводов (МНПП). При этом необходимость развития МНПП в России очевидна – ведь, к примеру, в РФ сейчас всего 21 тыс. км МНПП в то время как в США – 240 тыс. км, и это считается недостаточным. И если в Штатах доля нефтепродуктов в суммарном грузообороте трубопроводного транспорта составляет почти 55%, то в России аналогичный показатель едва превышает 3%. Так что развитие нефтепродуктопроводного транспорта в РФ необходимо – ведь это не только повышение гибкости поставок топлива в целом, но и развитие биржевой торговли, о чём в последние годы говорится всё громче. 

Однако для развития МНПП нужны инвестиции, а для них – соответствующая нормативно-правовая база. Но вот с этим как раз проблемы. Так, в настоящее время в России действует ряд подзаконных актов, накладывающих ряд ограничений на деятельность предприятий, осуществляющих транспортировку нефтепродуктов по МНПП. Основным из них является постановление Правительства РФ (ППРФ от 29 декабря 2007 года №980 «о государственном регулировании тарифов на услуги субъектов естественных монополий по транспортировке нефти и нефтепродуктов»), привязывающее тарифы на транспортировку нефтепродуктов по трубопроводам к тарифам альтернативных видов транспорта (прежде всего к ж/д-перевозкам). При этом «Методика определения тарифов на транспортировку нефтепродуктов по магистральным трубопроводам в РФ» (утверждена Постановлением Федеральной энергетической комиссии РФ от 16 октября 2002 года №70-э/5) вводит ограничение по максимальному процентному соотношению тарифа со стоимостью транспортировки иными видами транспорта. ФСТ РФ установила, что предельное соотношение тарифов равно «0,7» - а это означает, что тарифы на перекачку нефтепродуктов по трубопроводам не могут превышать 70% от аналогичных тарифов на железной дороге.

Таким образом, Правительство РФ на федеральном уровне установило определенную гарантию того, что стоимость транспортировки топлива по трубопроводам всегда будет ниже, чем по ж/д, что, по всей видимости, было призвано обеспечить определенный уровень конкуренции между двумя видами деятельности в сфере естественных монополий. Однако такая схема не позволяет просчитать экономику нового трубопроводного проекта – ведь тарифы будут исчисляться исходя из расходов не трубопроводной компании, а иного юридического лица – что существенно повышает риски потенциальных инвестиций. 

Конечно, транспортировка нефтепродуктов по магистральным нефтепроводам является сферой естественных монополий, контролируемой государством – и можно предположить, что инвестирование в такой, по сути, инфраструктурный проект может быть бесприбыльным. Другими словами государство может обязать такую компанию вкладываться в проект, окупаемость которого под вопросом. Однако здесь появляется новая проблема – хроническая недофинансированность основного оператора системы МНПП – «Транснефтепродукта», собственные средства которого до недавнего времени позволяли ему только поддерживать существующую систему в рабочем состоянии (выручка за 2008 год – 18,8 млрд. руб., чистая прибыль – 0,2 млрд. руб.). И хотя после присоединения «Транснефтепродукта» к ОАО «АК «Транснефть» показатели работы теперь уже «дочерней» компании были существенно улучшены (выручка за 2012 год – 31,4 млрд. руб., чистая прибыль – 8,8 млрд. руб.), тем не менее, и этих средств едва хватает на поддержание стареющих производственных фондов в должном состоянии, не говоря уже о новых проектах. При этом головная компания «Транснефть» под угрозой «нецелевого расходования средств» не вправе профинансировать свою дочернюю структуру.

Таким образом, для принятия инвестиционных решений по новым трубопроводам, и в частности, по проекту «Юг», «Транснефти» необходимо убрать с пути два камня преткновения: отвязать тарифы от тарифов ж/д и получить возможность финансировать свою «дочернюю» структуру «Транснефтепродукт». Однако оба эти вопроса могут быть решены только на федеральном уровне.

К этим двум основным проблемам прибавилось и отсутствие гарантий по загрузке будущего нефтепродуктопровода – пока гарантии на 3 млн. тонн смог предоставить только ЛУКОЙЛ. С Роснефтью же ситуация вышла казусная – кроме непредоставления гарантий по загрузке нефтяная компания попыталась внести свои изменения в проект нефтепродуктопровода. 

Так, в 2012 году Роснефть обратилась к Президенту РФ с просьбой включить в генеральный план развития «Транснефти» строительство нефтепродуктопровода «Самара-Туапсе» от самарских заводов на туапсинский терминал, принадлежащий нефтяной компании. «Транснефть» заявила, что хотя этот проект в целом вписывается в проект «Юг», но данный отвод на Туапсе будет обслуживать только одну компанию, поэтому и финансирование должно быть предоставлено с её стороны. Так, по данным «Транснефти» стоимость проекта с завершением в Новороссийске составляет 111 млрд. руб., в Туапсе – 135,5 млрд. руб. (протяженность трубопровода в этом варианте увеличивается до 1,525 тыс. км), с двумя конечными пунктами – 148 млрд. руб. Таким образом, под вопросом источник финансирования на 24-37 млрд. руб. И, по всей видимости, пока данный вопрос не решится, проект будет в подвешенном состоянии.
Поделиться: