Стенограмма десятого заседания Экспертного совета ОАО «АК «Транснефть» «Экологическая безопасность трубопроводного транспорта нефти и нефтепродуктов: инновации, мониторинг, риски»
09.06.14  16:30

Стенограмма десятого заседания Экспертного совета ОАО «АК «Транснефть» «Экологическая безопасность трубопроводного транспорта нефти и нефтепродуктов: инновации, мониторинг, риски»

Версия для печати

Орлов (Дмитрий Орлов, председатель Экспертного совета ОАО «АК «Транснефть»)


Дорогие друзья! Мы начинаем десятое юбилейное заседание Экспертного совета компании «Транснефть». И наша тема сегодня: «Экологическая безопасность трубопроводного транспорта нефти и нефтепродуктов: инновации, мониторинг, риски». Мы планируем провести нашу дискуссию по нескольким блокам, при этом мы отнюдь не загоняем наших участников в «прокрустово ложе» одного из блоков. Но тем не менее это экологическая политика компании «Транснефть», организация производства и экологического контроля на объектах системы «Транснефть» и инновационные технологии в области повышения экологической безопасности, затем энергоменеджмент, влияние энергобезопасности на экологическую политику и экологическую безопасность. Далее, законодательное урегулирование экологической безопасности на предприятиях ТЭК и региональный аспект в достаточно широком диапазоне: деятельность экологических организаций в регионах и ее специфика, политические, геополитические аспекты, экологический гринмейл, битвы, которые идут с крупными  корпорациями различных экологических структур. В общем, экология сегодня для нас это все и, я надеюсь,  наша дискуссия будет очень плодотворной. Специалисты, принимающие в ней участие, сегодня очень различные. 


Михаил Викторович Барков - вице-президент ОАО «АК «Транснефть» традиционно открывает нашу дискуссию. 


Барков (Михаил Барков, вице-президент ОАО «АК «Транснефть»): 


Уважаемые коллеги, эксперты, гости, представители средств массовой информации от имени руководства компании «Транснефть» и лично президента Токарева Николая Петровича я рад приветствовать вас на очередном десятом заседании нашего Экспертного совета. В общем-то, цифра десять - это уже определенный этап. На взгляд руководства компании «Транснефть», сложилась интересная и уже ставшая традиционной дискуссионная площадка в лице нашего Экспертного совета. В связи с этой датой  я хочу пожелать всем присутствующим и тем, кто отсутствует по тем или иным причинам, успехов в деятельности нашего Совета и успехов на благо как компании «Транснефть», всему нашему нефтяному цеху, так и нашей замечательной родине России. Экология - тема на устах, на слуху, в умах, она давно уже вышла из рамок неких научных дискуссий, из рамок обсуждения  в кругу неких чудаков. Я помню те времена, когда в 60-70-ые годы это стало новым любопытным течением, на которое оглядывались, не все понимали что это такое. Были люди, которые пропагандировали. Тогда и появился впервые этот термин. Сейчас экология - это не только наука, не только сфера деятельности. Она очень глубоко укоренилась во все области нашей жизни, начиная с бытовых аспектов, кончая общеполитическими вопросами. И говорить, что экология вне политики, увы, к сожалению, не приходится. Потому что экология нередко связана и с политическим давлением, и с вопросами, переходящими в экономическую сферу. Мы все знаем те попытки экологического давления на наши крупные компании, и в том числе на компанию «Транснефть» это оказывалось. Особенно в связи со строительством ВСТО. Вот Елена Яковлевна прекрасно знает эту ситуацию, воевала на нашей стороне. Возникает вопрос, который может быть околоэкологический. Мне хотелось сказать, если получится, Дмитрий Иванович,  в процессе нашего обсуждения дайте слово господину Зайцеву Вадиму Петровичу. Он поделится любопытными вещами, как вопросы связанные напрямую или в косвенной мере с экологией, защитой леса, экологических интересов субъекта переливаются в какие-то безобразные формы взаимоотношений. Но, говоря о хорошем, почему собственно у нас эта тема является основной. Вы знаете, что 5 июня, в четверг, у нас будет профессиональный праздник - День эколога, утвержденный указом Президента. И в этой связи эта тема актуальна и совпадает с теми мероприятиями, которые, я уверен, будут проводиться в масштабах Москвы и страны. Компания «Транснефть» в рамках таких мероприятий, поддержки экологического движения и празднования дня эколога сейчас осуществила, как вы знаете, акцию «Зеленая лента». Акция эта проводится уже второй день на улицах города. Суть этой акции - по аналогии с в свое время очень успешной акцией «георгиевская ленточка». Это чрезвычайно удачный символ, который проходит не только через нашу победу в Великой Отечественной войне, но и через историю России. Соединяет ту Россию, которая была в 19-ом веке и в более ранний период. Георгиевская лента появилась у нас, насколько я знаю, в 19 веке, и все те  беды, поражения и победы нашего народа были сопряжены с символом огня и дыма в битве. Может я немножко отвлекаюсь, но скажу, что георгиевская лента как раз очень удачный символ сквозного восприятия нашей страны, народа-воина, народа-бойца, народа-победителя. Поэтому, как ни критикуют, а знак очень хороший. Мы не получим, естественно, такого мирового резонанса, каким стала георгиевская лента, но, тем не менее, мы посчитали возможным воспользоваться этой идеей. И вот эту салатовую ленточку мы раздаем нашим замечательным москвичам. Порядка 400 тыс., насколько я знаю, этих ленточек будет роздано и план по охвату компанией москвичей уже перевыполняется. Одновременно даются символические сувениры в виде семян цветов. Мне кажется, что найден интересный вариант отмечания Дня эколога. Мы, проводя эту акцию, поддерживаем как российское экологическое движение, так и вносим маленькую лепту с помощью наших граждан, которые, я надеюсь, хотя бы в какой-то части воспользуются этими семенами, для того, чтобы  наша земля стала более цветущей.  И в завершении своего вступительного слова я скажу, что компания «Транснефть» традиционно всегда уделяла большое внимание экологическим аспектам. Выделяла на эти цели очень значительные средства. Выделяла, выделяет и будет выделять. Очень многие наши грандиозные проекты не вполне оцениваются. Вот я сейчас смотрю по телевизору, как идет реклама проекта «Сила Сибири» - это новый газопровод, который пойдет в Китай. Там такие эпитеты «стройка века», «ничего подобного мир не видел» и т.д. А все это идет в створе ВСТО, то есть то, что было прорублено нами в тяжелейших условиях, так называемой «якутской короны», где мы ушли от Байкала на 400 км на север. Жуткие условия были. Наши ребята без шумных реклам все это сделали в свое время. Это тоже очень здорово, что будет такая мощная труба. Я не исключаю, что может быть будет еще и наша труба параллельно в перспективе идти, кто знает. В рамках строительства ВСТО, в рамках нынешнего проекта «Юрубчено-Тохома», «Заполярье-Пурпе» мы уделяем огромное внимание экологии. У нас Елена Яковлевна - главный эколог компании, человек исключительно эрудированный, профессиональный, который великолепно знает эту тему, и который очень много сделал для того, чтобы вот с экологической точки зрения у компании не было проблем и чтобы мы были на уровне мировых стандартов. Что считаю,  в нашей компании есть. Еще раз с юбилеем нашей замечательной дискуссионной площадки. Спасибо за внимание!  


Орлов: 


Спасибо большое, Михаил Викторович! Зеленые ленты у всех перед глазами - это сегодня символ нашей дискуссии.  

Елена Яковлевна Радченко - начальник отдела экологической безопасности и рационального природопользования компании «Транснефть» и затем Дмитрий Андреевич Александров.  


Радченко (Елена Радченко, начальник отдела экологической безопасности и рационального природопользования ОАО «АК «Транснефть»): 


Добрый день, уважаемые коллеги! Сегодня, готовя свой доклад об обеспечении экологической безопасности, я с трудом отбирала информацию, потому что ее так много, у нас колоссальная работа и если говорить обо всем, что делает компания «Транснефть» для экологии, то мой доклад целый рабочий день занял, и я бы все не рассказала. Поэтому я сегодня в своей презентации хочу рассказать об основных моментах нашей деятельности, об основных направлениях нашей работы, о решении тех сложных экологических задач, которые стоят перед компанией и которые она с успехом решает. Поделиться с вами опытом нашей работы. В соответствии с утвержденной экологической политикой компании, экологическая безопасность и охрана окружающей среды определена как высший и неизменный приоритет производственной деятельности. С целью реализации экологической политики и в соответствии с требованием международного стандарта ISO 14001 в компании, во всех наших структурных отделениях разработана, внедрена и постоянно совершенствуется система экологического менеджмента. Эта система разработана применительно к структуре административного  управления, утверждено 19 регламентов, в которых определена ответственность, полномочия, взаимодействие персонала в данной системе. Разработана матрица  разграничения ответственности за выполнение требований природоохранного законодательства. Ну и основой системы, конечно же, является экологическая служба организации системы компании «Транснефть», которая рассматривается как часть общей системы административного управления компании. Ежегодно во всех наших дочерних обществах на всех производственных объектах проводится идентификация экологических аспектов и проводится оценка связаных с ними воздействий на окружающую среду и возникающих рисков. Для этого установлены общие требования к организации производственно-экологического контроля. На всех наших производственных объектах ежегодно проводится внутренние аудиты специалистами экологических служб. На сегодняшний момент 205 работников-экологов компании обучены и аттестованы на право проведения внутреннего аудита по системе ISO 14001. По результатам аудитов руководителю системы экологического менеджмента постоянно, систематически предоставляется заключение и письменный отчет. Помимо этого, функционирование нашей системы  экологического менеджмента ежегодно проверяется независимыми аудиторами международной организацией по сертификации систем менеджмента DQS Германии. По результатам проверок система признана отвечающей требованиям стандарта, и все наши структурные подразделения компании получили международные сертификаты DQS в соответствии с международного стандартом ISO 14001. В дальнейшем предусмотрено проведение ежегодных инспекционных аудитов на всех наших производственных объектах с привлечением международных аудиторов. В соответствии с экологической политикой при проектировании всех инвестиционных проектов, производится учет рисков и отдаленных экологических последствий при строительстве, эксплуатации производственных объектов транспорта нефти и нефтепродуктов, обеспечивается открытость экологически значимой информации. На период с 2014 по 2020 год у нас разработана программа развития технического перевооружения и реконструкции объектов магистральных трубопроводов компании. В основу разработки программы были положены результаты анализов состояния основных производственных фондов существующей экологической ситуации на предприятиях компании с целью внедрения в технологию производства лучших современных экологически безопасных инноваций и оборудования, позволяющих максимально снизить негативное воздействие на окружающую среду. В условиях непрерывно наращиваемого производства, в том числе реализации новых стратегических проектов по транспортировке нефти, достигнуто значительное снижение негативного воздействия на природную среду. За последние пять лет, начиная с 2009 года, мы снизили валовый выброс загрязняющих веществ в атмосферный воздух на 3,4%, а сброс загрязненных сточных вод  в водные объекты на 74%. За последние пять лет на наших объектах было построено 41 очистное сооружение сточных вод, проведена реконструкция и капитальный ремонт действующих 22 очистных сооружений. До 2020 года программа разработана  таким образом, что она структурирована в области охраны водных ресурсов. Предусмотрено до 2020 года перевооружение, реконструкция, капитальный ремонт 66 действующих очистных сооружений и строительство 22 новых. Это позволит нам к 2020 году полностью исключить сброс недостаточно очищенных сточных вод в окружающую среду. По данным на 1 января 2014 года у нас очищенных стоков  347 000 м куб., кстати говоря, только за год мы снизили на 600 000 м куб. И к 2020 году, в соответствии с нашей программой, сброс недостаточно очищенных стоков будет полностью исключен. В области охраны атмосферного воздуха основным показателем экологичности производства принято снижение удельного выброса  загрязняющих веществ в атмосферу. Этот показатель определен как целевой показатель  компании «Транснефть». Для достижения поставленных целей программой развития предусмотрено до 2020 года оснащение 66 резервуаров плавающими крышами и понтонами, общим суммарным объемом 1 млн. 65 тыс. м куб. В 2014 году у нас вводится в эксплуатацию 2 установки по улавливанию и обезвреживанию вредных веществ из уходящих газов на нефтеналивном терминале «Спецморнефтепорт Козьмино» и на железнодорожной нефтеналивной эстакаде «Кротовка» ОАО «Приволжскнефтепровод» суммарной производительностью более 17 тыс. м куб/ч. Это оборудование позволяет улавливать и регенерировать вредные вещества из нафтегазов при наливе в танкера и железнодорожные цистерны. В частности эти установки позволяют улавливать сероводород, являющийся высоко опасным веществом второго класса опасности. Только за 2013 год по итогам года отмечено очень существенное снижение валового выброса в атмосферный воздух. За год мы снизили на 6,9 тыс. тонн, что около 7%. Удельные выбросы также снизились на 7%. Всего за прошедший год в компании уловлено и обезврежено 6,5 тыс. тонн вредных веществ, что на 2,5 тыс. тонн больше, чем в предыдущем году. И до 2020 года у нас запланировано ежегодное пятипроцентное снижение удельных выбросов в атмосферный воздух. Это позволит нам за период с 2014 до 2020 года снизить валовые выбросы в атмосферный воздух на 53%, то есть мы снизимся с 104 000 т/г в 2013 году до 55 тыс. т/г к 2020 году. С целью сокращения объемов, образовавшихся промышленных отходов, и сокращения автотранспортных расходов на их перевозку и вторичное загрязнение окружающей среды планируется приобретение установок по утилизации отходов, которые позволят в полном объеме обезвреживать отходы 3 и 5 класса токсичности на самих производственных площадках, исключая риск попадания их в окружающую среду при транспортировке. На сегодняшний день у нас таких установок 247, и мы планируем их дальнейшее приобретение и внедрение на всех наших производственных объектах. В рамках реализации инвестиционных проектов нефтепроводных систем «Куюмба-Тайшет», «Заполярье-Пурпе» предусмотрено строительство двух межмуниципальных полигонов твердых бытовых отходов в селе Богучаны Красноярского края и в селе Газ-Сале Тазовского района Ямало-Ненецкого автономного округа суммарной мощностью около 300 т/г. Аварийные ситуации являются обеспечением  постоянной готовности к ликвидации и локализации аварийных разливов нефти, это одно из приоритетных направлений  деятельности компании. Для этого у нас в структурных подразделениях организации созданы специализированные управления по предупреждению и ликвидации  аварий на магистральных нефтепроводах, специальные ремонтные, линейноаварийно-эксплутационные и аварийно-восстановительные службы. Всего у нас насчитывается 343 таких специализированных подразделения общей численностью около 13 тыс. человек. И на сегодняшний день компания «Транснефть» имеет без преувеличения колоссальный объем природоохранного оборудования, силы и средства. Сегодня у нас на балансе компании 281 км летних боновых заграждений, 104 км зимних боновых заграждений, нефтесборная техника суммарной  производительностью 23 тыс. тонн/ч,  400 лодок, 127 катеров, 18 катеров-бонопостановщиков для рек с быстрым течением. Помимо этого, в Приморске и Козьмино, в портах работающих в морских акваториях, создан природоохранный флот, который насчитывает 19 специализированных природоохранных судов и специализированные службы, которые несут круглосуточную аварийную готовность. Помимо этого у нас созданы 44 аварийно-спасательных формирования, в том числе 6 на профессиональной основе. Общая численность спасателей более 2700 человек.  Все аварийно-спасательные формирования  аттестованы, имеют свидетельства на проведение аварийно-спасательных работ, связанных с разливами нефти и нефтепродуктов, выданные  ведомственными комиссиями по аттестации  Минэнерго и Министерства транспорта. Существует расстановка структурных звеньев аварийно-спасательных формирований по линейной части нефтепроводов и продуктопроводов. Это позволяет нам осуществлять ликвидацию аварийных разливов в соответствии с постановлением Правительства 613, и укладываться в нормативные сроки локализации и ликвидации, как на водной поверхности, так и на суше. В соответствии с требованиями законодательства, у нас проводятся постоянные учебно-тренировочные занятия. Например, только в 2013 году за год было проведено 19588 учебно-тренировочных  занятия по отработке навыков ликвидации и локализации аварийных разливов нефти. И, в том числе, 53 комплексных учения в целях обработки взаимодействия с представителями территориальных органов МЧС России. На 2014 год у нас запланировано проведение 19718 учебно-тренировочных занятия и 65 комплексных учений. Высокую техническую подготовку и оснащенность наших аварийно-спасательных служб подтверждают выполненные работы по ликвидации чрезвычайных ситуаций. В 2009 году «Верхневолжскнефтепровод» и «Транссибнефть» участвовали в ликвидации последствий аварии Саяно-Шушенской ГЭС, которая произошла 17 августа. Работа военных бригад «Транснефти» по ликвидации последствий этой аварии  была отмечена почетной грамотой Правительства Российской Федерации, 5 работников награждены медалью МЧС России «За содружество во имя спасения», 7 человек получили благодарность от Правительства Республики Хакасия.  

Говоря о системе производственно-экологического контроля, хочется отметить, что у нас на всех производственных объектах сформирована эффективная система экологического контроля состояния атмосферного воздуха, водных и земельных ресурсов. Её обеспечивают 53 аккредитованные Госстандартом России эколого-аналитические лаборатории, укомплектованные высококвалифицированными специалистами и современным аналитическим оборудованием. Экологический контроль ведется в соответствии с графиками контроля, которые в обязательном порядке согласовываются с Росприроднадзором и Роспотребнадзором. У нас есть регламент о порядке организации эколого-аналитического контроля на объектах компании «Транснефть». К объектам контроля относятся: источники выбросов загрязняющих веществ в атмосферный воздух, объекты размещения утилизации отходов производства и потребления,  площадки временного хранения утилизации отходов, подземные воды, источники водоснабжения, поверхностные воды, почвенный покров, сбрасываемые сточные воды. В план-график контроля в обязательном порядке включается ситуационная карта-схема с указанием точек пробоотбора, проведения измерений, сведения по каждой точке о способах и  техники пробоотбора, его периодичность и регламент измерения выполняемых непосредственно на точке контроля, перечень контролируемых показателей. Планы-графики составляются отдельно для каждого вида контролируемых сред объектов контроля. Всего только за прошлый год лабораториями эко-аналитического контроля нашей компании было произведено 219 658 анализов состояния окружающей среды. Протоколы всех исследований своевременно представляются в контролирующие органы в соответствии с утвержденным графиком контроля. В этом году мы внедрили новый регламент, буквально в начале года, он называется «Регламент требования к подрядным организациям по соблюдению природоохранного законодательства при выполнении работ при строительстве реконструкций и ремонту на производственных объектах компании «Транснефть». В этом регламенте очень строго определена ответственность, порядок действий, наличие разрешительной документации. Помимо этого, на стадии разработки проекта организации работ, у нас разработаны технологические карты контроля, которые являются неотъемлемым приложением к контракту с подрядными организациями. Выполнение соответствующего контроля за соблюдением этих всех параметров, которые определены в технологической карте контроля, осуществляется нашими экологическими службами и независимым техническим надзором. То есть, таким образом, мы взяли на себя обязательство контроля и соблюдения всех требований природоохранного законодательства наших подрядных  организаций, которые принимают участие на наших объектах. Особое внимание уделяется контролю за состоянием окружающей среды на морских акваториях. Это у нас «Спецморнефтепорт Приморск» и «Спецморнефтепорт Козьмино». С первых дней ввода в эксплуатацию порта Приморск, была аккредитована Госстандартом и введена в действие лаборатория эко-аналитического контроля, который также осуществляет постоянный контроль за загрязнением всех видов окружающей среды. Всего с начала эксплуатации в порте Приморск было выполнено 588 тыс. анализов. В соответствии с действующим регламентом мероприятия по обеспечению экологической безопасности при дисбалансировке судов в зоне ответственности «Спецморнефтепорт Приморск» при заходе танкера в порт, вместе с пограничными службами, у нас на танкер заходят работники эко-аналитической лаборатории, которые отбирают пробы со всех танков. Танкеры с изолированным балластом опломбируются и пока не будет сделан анализ, разрешения на слив изолированного балласта не выдается. В случае превышения норматива-показателя проводится повторный анализ и уже при его подтверждении танкеры с загрязненными водами опломбируются, а изолированный балласт к сбросу запрещается, на это количество танкера недозагружаются. С начала эксплуатации порта у нас выявлено 28 таких танкеров и недозагружена, запрещена к сбросу, загрязненная балластная вода общим объемом 489 000 м куб. По данным проводимого мониторинга, содержание нефтепродуктов в акватории порта Приморск за годы эксплуатации порта не только  не увеличилось, а значительно снизилось по отношению к фоновым концентрациям. Вот вы видите на этом графике, красным - это тот уровень загрязнения состояния акватории Финского залива.  В 1999 году мы только туда пришли проектировать объект, и содержание нефтепродуктов в акватории порта было 0,8. Проводили анализ с чем это связано -  в 90 км находился финский порт Порву, и длительный период  его эксплуатации видимо за счет течения вот такое вторичное загрязнение получилось. Зеленым - это нормативное содержание 0,05, а вот красным вы видите то снижение нефтепродуктов на сегодняшний день, которые существуют в порте Приморск. По результатам контроля содержания на сегодняшний день нефтепродуктов составляет 0,01 мг/дм куб, что в пять раз ниже установленных нормативов. Но это объясняется тем, что за время работы порта Приморск в воды финского залива поступило более 278 млн. тонн воды со степенью загрязнения нефтепродуктами менее 0,5 мг/л, то есть танкера прежде чем заходить в акватории, в нейтральных водах производят разбалансировку и, соответственно, приносят в наш порт чистые воды, потому что грязные воды к сливу запрещены. Вот показатель улучшения экологической ситуации в условиях действующего порта.

 

Орлов


Елена Яковлевна, извините, я прерву вас. Это действительно классический пример многолетнего системного улучшения экологической ситуации. В свое время представители порта Порву, когда строительство только начиналось, финские власти, я имею ввиду на рубеже 1999 -2000 годов,  заявляли о том, что Приморск радикально ухудшит экологическую ситуацию. Мы видим, что ситуация значительно улучшилась, и график об этом свидетельствует. Но можно ли сравнить масштаб и опасность для экологической ситуации самого финского порта Порву и Приморска? Вот каков уровень чистого загрязнения, которые эти два объекта осуществляют сегодня? 


Радченко: 


Это вопрос? Мне сейчас сложно говорить про Порву поскольку информация у них очень закрытая. Мы были у них на производственных объектах.  Вот когда к нам приезжали представители Финляндии и любые представители, которые приезжают на территорию нашего порта, они знают, что мы открыты и проводим по всем объектам, показываем данные всего экологического мониторинга. Мы были неоднократно на территории Порву. Нас не пропускали никуда, кроме административного здания. Нам до сегодняшнего дня не сказали нормативы, существующие по выбросам загрязняющих веществ. Я знаю по опыту своей работы, когда мы налаживали работу, приходили танкера с изолированной балластной водой. Из Финляндии приходили очень грязные танкера, которые набирались в акватории порта. Мы их останавливали, возвращали обратно и все-таки добились, чтобы они проводили дисбалансировку в нейтральных водах. В частности вот этот регламент дисбалансировки судов и был принят изначально при вводе порта в эксплуатацию для того, чтобы предотвратить вторичное загрязнение нашей акватории водами с территории Финского залива, в условиях действующего там терминала. 


Орлов: 


Экспертные оценки показывают, что загрязненность акватории Порву по сравнению с Приморском заметно выше. Это экспертные, еще раз подчеркиваю, оценки от 12 до 16 раз. Это вопрос о том, что многие говорят, что современные инфраструктурные объекты, в частности компании «Транснефть», несут угрозу экологии. Вот классический пример, доказывающий обратное. 


Радченко: 


В рамках технологической платформы технологии экологического развития, второй наш порт «Спецморнефтепорт Козьмино», 2009 год ввод в эксплуатацию, мы разработали совершенно новый подход к критериям оценки состояния акватории  бухты. Но помимо классического контроля за загрязнением акватории по назначенным ингредиентам, мы немножко здесь подошли по-другому. В программу мониторинга ведения производственной деятельности на акватории, влияния  порта на акваторию и экосистему бухты Козьмино, были включены методы экологического биомониторинга и биоиндикации, позволяющие по состоянию гидробионтов следить за состоянием окружающей среды, являющимися показательными методами оценками контроля производственных загрязнений.  С этой целью в бухте Козьмино Японского моря, в 250 метрах к востоку от причальных сооружений нашего порта, был создан опытный полигон на площади два гектара по выращиванию морских гидробионтов. С целью мониторинга среды обитания в зоне влияния производственной деятельности порта. Разработана технология применения морских гидробионтов для экологического мониторинга состояния акватории бухты Козьмино в районе нефтеналивного терминала. Будучи по типу питания фильтратами моллюски пропускают через себя большое количество воды и отфильтрованные из морской воды органическую взвесь и планктон, моллюски аккумулируют в своих тканях и сравнительно медленно выводят углеводороды, а так же тяжелые металлы, что позволяет при гистологическом анализе тканей легко выявлять наличие загрязнения воды. Как личинки, так и взрослые особи этих животных, чутко реагируют на антропогенное загрязнение. При повышении концентрации нефти в морской воде отмечается гибель спор и проростков водорослей, идет накопление углеводородов в их клетках и тканях. За время существования на территории участка морекультуры прошли все этапы жизненных циклов выращиваемых гидробионтов. То есть мы выращивали гребешки, мидии и ламинарии, включая  наиболее уязвимый метаморфоз ранних стадий. Оценено распределение и размерно-весовые характеристики макробентоса. В 2013 году средние размеры гребешка составляли  117 мм при среднем весе 209 грамм, к концу года прирост гребешка составил 54 мм и 181 грамм соответственно. С момента посадки гребешка его средние размеры выросли практически в два раза, а средний вес в семь раз. К концу 2013 года средний вес мидий тихоокеанских  увеличился на 12 грамм и составил 12,7 грамм, а высота раковины на  55 мм. Стабильное состояние поселений и активный прирост обитающих на акватории бухты Козьмино гидробионтов свидетельствуют о благоприятной экологической обстановке на акватории. Для того, чтобы определить возможность загрязнения бухты Козьмино  веществами, поступающими с соседних морских акваторий, была уточнена карта течений для разных сезонов и глубин.  Следует также добавить, что помимо основной функции, мониторинг состояний акватории бухты Козьмино, опытный  полигон способствует поддержанию видового разнообразия бухты и воспроизводству ценных видов животных путем созданий благоприятных условий для жизни и нереста, а также поддержания нерестующей популяции ценных промысловых животных.  Так ламинария привлекает морского ежа и служит кормовой базой и местом для укрытия нереста рыбы. А продукты жизнедеятельности моллюсков являются хорошей кормовой базой для детритофагов, например, трепанга дальневосточного, ценного промыслового объекта. Нередко на установках полигона оседает молодь камчатского краба и морских ежей, здесь они находят пищу и критические стадии их развития протекают под защитной сеткой гребешковых осадков, в дальнейшем подросшую молодь выпускают на дно бухты. Помимо этого, в 2013 году отмечено появление на грунте приморского гребешка естественного происхождения и, вы знаете, даже осьминоги к нам пришли,  то есть, заведя таким искусственным способом выращиваемые  гидробионты, мы неожиданно обнаружили, что мы привлекли дополнительных видов морекультуры и видового разнообразия бухты. Комплексный мониторинг экологического состояния бухты Козьмино и состояния общества макробентоса показал, что в ходе производственной деятельности Спецморнефтепорт Козьминоне оказывает на прилегающие акватории негативного антропогенного воздействия. Наоборот, усиленный контроль наряду с проводимыми работами по культивированию гидробионтов, способствует улучшению экологического  состояния бухты. По итогам проведенной работы был разработан и утвержден руководящий документ, регламентирующий проведение биомониторинга  на акватории порта с применением морских гидробионтов, и подана заявка в  Федеральное Государственное Бюджетное учреждение «Федеральной институт промышленной  собственности» на выдачу патента. Но вот, говоря об искусственном воспроизводстве биоресурсов, тоже хочу остановиться на том, что по искусственному производству биоресурсов мы ведем эту работу не только в акватории, мы ведем на всех реках нашей производственной деятельности. Только за прошедший год нами было возмещено, выпущено 3 911 000  мальков 10 видов ценных рыб, включая такие как стерлядь, толстолобик, сазан, ряпушка. И вот ведя эту работу, мы столкнулись с тем, что в этом направлении в рамках  «Пурпэ-Самотлор» вопрос в том, что когда мы выпускаем эти моллюски, например икатас, в большом объеме выпуск молоди в общем-то неэффективен, поскольку условия реки и наличия кормовой базы не соответствуют выживанию этих моллюсков. Поэтому здесь ведется очень большая работа вместе с институтами и рыбными хозяйствами по их адаптации, приживанию и периодичности выпуска. Это тоже очень большая работа, очень большой комплекс работ. Могу говорить об этом более подробно, но из-за ограниченного количества времени просто как констатация факта. Но хочу сказать особо по технологии экологического развития, по технологической платформе. Вы знаете, что решением правительственной комиссии по высоким технологиям и инновациям в перечень технологических платформ включена платформа технологии экологического развития, координатором деятельности которой является Всероссийская общественная организация  «Русское географическое общество». «Транснефть» участвует в указанной технологической платформе  в рамках реализации программы инновационного развития компании  до 2017 года. Решением комитета по стратегиям и инновациям  при совете директоров компании одобрены проводимые мероприятия по участию в технологической платформе в области экологического развития для решения задач охраны окружающей среды, обеспечения высокого уровня экологической безопасности производственных объектов. Расскажу о нескольких работах еще дополнительно. Вот сейчас ведется очень большая работа для реализации поставленных задач по охране водных ресурсов, выполняется большая научно-исследовательская работа, анализ работы очистных сооружений сточных вод на производственных объектах компании, в рамках которой проводится комплексный анализ существующей технологии, технологических схем, фактической производительности и эффективности работы очистных сооружений на наших объектах. По результатам этой работы будут разработаны технические решения по оптимизации конструкторской документации  и режимов работы, внедрение их на наших объектах.  Поскольку с очистными сооружениями проводится очень большой комплекс работ, у нас  накоплен очень большой опыт по их работе, выводу на режим и опять-таки оптимальности степени очистки, потому что очень часто необоснованные требования по высокой производительности очистных сооружений. Как при проведении экспертизы требует проведение при состоянии максимального дождя. Это неэффективно, поскольку очистные не работают в постоянном режиме, и это сказывается на степени очистки. Сейчас мы доводим в технологических конструкторских инновациях применении новых технологий  оборудования. Эта работа у нас будет произведена в этом 2014 году, что позволит нам при внедрении нашей разработки программы развития уже очистные сооружения реконструировать и строить применительно с новыми технологиями и более эффективными очистки. 


Орлов: 


Я Вас прошу завершать. 


Радченко: 


Скажу про самую любимую свою работу, которая была в рамках инновации, очень кратко. Вы знаететак как мы работаем  у нас проекты ВСТО, «Пурпе–Заполярье», «Куюмба–Тайшет» в условиях Крайнего севера и проблема очистки нефтезагрязненных территорий стоит особенно остро. Поскольку при попадании под снег 1 кв.м неубранной нефти в условиях паводка в летний период в сто раз увеличивает площадь загрязнения. Существующие биопрепараты, степени очистки они недостаточно эффективны, потому что в условиях вечной мерзлоты они погибают. Мы провели совместно с сибирским филиалом академии наук, работу по разработке технологии очистки нефтезагрязнений в условиях Крайнего севера. Во-первых, мы прообследовали почвы крайнего севера и прообследовали условия, при которых проходит естественное самоочищение почвы, без проведения специальных рекультивационных работ. И мы выяснили, что на мерзлотно-таежных грунтах максимальное загрязнение, когда не нужно применять каких-либо действий это 1000 мг/кг, в таежно-лесных почвах - это 5000, в лесостепных и степных районах 10000 мг/кг. В рамках научной работы, мы в условиях центральной Якутии отобрали мерзлотные почвы с Толоканского месторождения с федеральным государственным предприятием «ГОСНИИ Генетики» были выделены аборигенные микроорганизмы, которые были способны деструктировать нефтепродукты после зимних температур. То есть смысл изобретения в чем: на природный минерал цеолит, который обладает высокой пористостью естественной  и снижает содержание нефтепродуктов, внедрялся биопрепарат из аборигенной микрофлоры, который, благодаря высокой пористости, внедрялся в мелкие  структуры. Это позволяло его действие пролонгировать после проведения зимы, низких температур. Нефть разливается, предположим, в зимний период, мы обрабатываем загрязнение этим препаратом, оно впитывает эту нефть и на зимний период остается нефть впитанная, а после того как оттаивают почвы препарат начинает работать и  уже без доступа человека, проведения дополнительных мероприятий, начинает разлагать эту разлитую нефть. Мы делали опытные участки на разных типах почв, в том числе и на мерзлотных, было 37 искусственных площадок с разной степенью загрязнения.  На всех этих площадках были получены очень хорошие степени очистки этого данного биопрепарата. Сейчас эта работа у нас продолжается, в рамках технологической платформы мы ведем такие работы применительно к почвам средней полосы России и работы по ликвидации аварийных разливов на водной поверхности. К 2015 году мы разработаем технологический регламент и будет также подана заявка на патент. Это инновация, новый метод к подходу загрязнения  окружающей среды в условиях хрупких экосистем Севера и Заполярья. Вот не дают мне сказать, мне много чего рассказать как всегда. 


Орлов:  


У  нас много участников дискуссии.

 

Радченко: 


Я просто знаете, что хочу сказать, экологом очень интересно быть в «Транснефти». Потому что компания уделяет самое пристальное внимание, и мы всегда находим отзыв на все наши беды и на все наши проблемы. Тратится очень много средств, применяется новых технологий, в целях достижения оптимального сочетания развития отрасли и экологического безопасного качества проживания граждан на территории нашей страны. 


Орлов: 


Спасибо большое!  

Дмитрий Андреевич Александров - начальник аналитического отдела компании «Универ Капитал». Затем Алексей Юрьевич Книжников и Наталья Романовна Данилина. Небольшая ремарка, очень прошу, у нас много участников дискуссии, 5 минут считается разумным временем. 


Александров (Дмитрий Александров, начальник аналитического отдела «Универ Капитал»): 


Я буду со стороны финансистов, как обычно говорить. Поэтому с другого ракурса. Есть обычно в любой отчетности два раздела, которые часто пролистываются, это: социальная и экологическая ответственность. И связано это с тем, что финансисты люди жадные, им нужна прибыль, а экологическая ответственность чаще всего воспринимается как лишние расходы, на прибыль не влияющие или влияющие негативно. В данной ситуации все как раз наоборот. Здесь, наверное, мы видим, что за последние несколько лет в «Транснефти» происходят изменения не только на качественном уровне, их и не нужно было делать на качественном, всегда внимание этому уделялось. А вот на количественном несомненно изменения есть. Если все те цифры и ключевые задачи, которые были озвучены в программе экологического развития, перетранслировать в цифры операционной прибыли, чистой прибыли, то мы увидим, что эффект есть и, главное, что он есть в величинах, которые, в принципе, интересны даже для частного инвестора. За последние 5 лет в сумме экономия от внедрения соответствующих технологий только по части энергосбережения в сфере снижения общего энерго- и теплопотребления составила примерно 3,5 млрд. рублей. За прошедший год, там интересная очень ситуация, в целом расходы по компании выросли, но в основном рост обусловлен ростом по тарифам, а в целом энергопотребление и теплопотребнение сократилось на величину порядка 4% в районе. Соответственно, было сэкономлено порядка 1,4 млрд. рублей. Много это или мало для «Транснефть». Вроде бы в масштабах такой компании это не так много, но со стороны инвестора это сопоставимо вполне с общими дивидендными выплатами, не на привилегированные акции, общими за 2012 год. Там было порядка 4,9 млрд. рублей, то есть, в принципе, направив всю эту сэкономленную часть на дивиденды, можно было увеличить их на четверть. Таким образом, возрастает чистый денежный поток компании. И в любом случае, когда мы смотрим на горизонт 2016 года и после него, если все-таки будет приватизация компании, то и для нашего внутреннего инвестора такие эффекты очень важны, потому что они, естественно, существенно снижают окупаемость инвестиций. Потому что сейчас в последние полтора-два года на дивидендные доходы смотрят очень активно, а так же на то, как та инвестпрограмма, которая даже может расти, как у Газпрома. Все привыкли, что обычно в ноябре инвестпрограмма резко увеличивается, все падает, а потом акции медленно начинают расти, потому что люди начинают смотреть, на что, собственно, будут идти эти деньги. Так вот, когда инвестпрограмма осмыслена и приводит к увеличению в итоге и в обозримом будущем чистого денежного потока, как в данном случае, безусловно, это один их хороших поводов для покупки такой бумаги. К чему я веду. Есть определенный разрыв, причем это касается всех компаний без исключения, в озвучивании программы развития экологической безопасности, совершенствования системы отчистки и так далее и того эффекта, который она окажет на итоговые финансы компании. И в данном случае я вижу тот пример, когда «Транснефть» даже в своей отчетности уделяет пристальное внимание именно этому положительному эффекту, с одной стороны. С другой стороны, может быть, если в официальных материалах, презентациях для инвесторов можно было бы указывать не только на то, что планируется сделать, но и какой ожидаемый эффект, условно по KPI. Мы снизили энергопотребление там-то на столько-то, что приведет к увеличению свободного денежного потока или к экономии в размере стольких-то сотен миллионов рублей. Это была бы замечательная связка. Я думаю, что это было бы знаковым для нефтегазовой отрасли событием, потому что это впервые бы позволило обратить внимание всех профессиональных аналитиков, инвесторов на проблемы экологической ситуации в России и на то, что на самом деле российские компании за экологией смотрят. Есть устоявшееся общепризнанное мнение, что в России можно любые проекты в нефтегазовой области проводить. Это удобно, потому что штрафы низкие, пространства большие, мониторинга нет и все, что разлилось или взорвалось - никто не узнает. С одной стороны это не так. С другой стороны, надо что-то делать с этим мнением. Мне кажется, что здесь мы как раз имеем очень хорошую возможность эту ситуацию переломить. 


Орлов: 


Спасибо, Дмитрий Андреевич! Это важный аспект, каким образом экологическая безопасность, экологическая политика трансформируется в капитализацию, в конкретные выгоды. Вопросы у нас не приняты, вы можете поспорить с коллегой в своем выступлении. 

Алексей Юрьевич Книжников - руководитель программы по экологизации ТЭК Всемирного фонда дикой природы России. Затем Наталья Романовна Данилина, затем Александр Сергеевич Ермоленко. Прошу вас! 


Книжников (Алексей Книжников, руководитель программы по экологизации ТЭК WWF России): 


Спасибо! Во-первых, хочу поприветствовать всех от имени Всемирного Фонда защиты дикой природы. И прежде чем я кратко расскажу о проблеме стратегической экологической оценки, хотел бы проинформировать коллег из «Транснефти» и прочих коллег о том, что буквально в ближайшую неделю по инициативе Фонда будет опубликована «Методика проведения рейтинга экологической ответственности компаний нефтегазового комплекса». Это независимый рейтинг, который инициирован нашей организацией. В течение июня мы будем проводить консультации со всеми заинтересованными сторонами по этой методологии, и с удовольствием пригласим представителей компании «Транснефть», направив соответствующее приглашение. В рамках Мирового международного конгресса 17 июня в Москве мы хотим такое обсуждение провести. Теперь по теме моего краткого выступления. Стратегическая экологическая оценка (СЭО) в контексте народного и российского права - это тот инструмент, который, к сожалению, в Российской Федерации так и не работает. Мы считаем, что такие игроки как «Транснефть» должны поддерживать те усилия, которые экологи, в том числе и наша организация, уже несколько лет прилагают, чтобы как можно быстрее этот международно-признанный инструмент начал работать и в нашей стране. СЭО дает, в первую очередь, анализ альтернатив макроуровня. Мы все понимаем, что, если выбор сделан без должной проработки, ошибки потом трудно исправить. Применительно к компаниям, которые занимаются транспортировкой углеводородного сырья, альтернативы лежат в плоскости способов транспортировки: ж/д, труба, танкерные перевозки, что теперь и для газа тоже актуально. Мы знаем, что на Ямале развивается два проекта трубопроводной СПГ поставки. Потом, когда выбор уже сделан, мы говорим, что маршрут трубопровода может меняться - это тоже альтернатива. Поэтому на самом деле, это очень правильный и нужный инструмент. Еще раз хочу сказать, который у нас, к сожалению, пока не работает. У нас работает ОВОС – оценка воздействия на окружающую среду. Но это уже объектовый проектный уровень, когда уже поздно менять стратегические решения. В отличие от него СЭО подразумевает экологическую оценку политик, планов и программ развития, в том числе крупных инфраструктурных, которым занимается компания «Транснефть». Этого инструмента у нас в стране нет. В международном правовом поле СЭО уже давно узаконено, есть европейские директивы. И в рамках международной конвенции Эспо Киевский Протокол 2013 года ввел международное право на этот подход. В 2010 году он вступил в силу, на сегодня 26 стран являются сторонами Протокола по СЭО, так называемого Киевского Протокола. Свыше 50 стран, даже не все, кто присоединился к этому Протоколу, в своем национальном законодательстве СЭО внедрили. И это доказывает, что ничего не мешает Российской Федерации активно следовать этим путем. На самом деле делаются конкретные шаги по продвижению СЭО. Мы можем сказать, что есть и конкретное поручение Президента Медведева от 2010 года «О необходимости ратификации конвенции Эспо и соответствующего Протокола». Но, к сожалению, прошло уже 4 года, а ратификации нет. И в процессе разработки проектов федеральных законов о ратификации была выделена необходимость принять международные обязательства, подготовить проект российских нормативно-правовых актов и потом только преступить к ратификации. В общем-то, логичный и вполне понятный ход. Надо сказать, что  в 2014 году произошли определенные подвижки. Буквально 2 недели назад был опубликован проект постановления Правительства Российской Федерации об утверждении порядка проведения СЭО. Эту инициативу проявило Минприроды. Мы надеемся, что «Транснефть» так же ее поддержит. Хочется еще раз сказать, что именно крупные игроки типа «Транснефть», Газпрома и Роснефти должны быть однозначно заинтересованы, чтобы этот инструмент в Российской Федерации работал. Мы надеемся, что помимо природоохранного сообщества коллеги в области нефти и газа тоже нас поддержат. В данном случае конкретный проект постановления Правительства. Мы надеемся, что это произойдет быстро, но, тем не менее, считаем, что даже в отсутствии на локально-федеральном уровне проработанной правовой базы для проведения СЭО, ничто не мешает проводить пилотные проекты по ее проведению. Нужна только политическая воля руководства компании или субъектов Российской Федерации. И, в общем-то, мы по линии Фонда такие инициативы всесторонне поддерживаем. И буквально, я только что вернулся из Читы, где мы провели совещание с губернатором Забайкальского края, где и будет реализована впервые в Российской Федерации пилотная СЭО на уровне региона, что очень похвально. И теперь речь, применительно, в том числе и к компании. Мы все с вами помним те баталии,  которые происходили почти 10 лет назад по маршруту ВСТО. Вот если тогда работал бы институт СЭО в стране ни эти баталии вокруг Байкала, ни «двойная» экологическая оптимизация, ни вторая точка напряженности (у выхода к побережью Тихого океана, когда от Перевозного перешли к Козьмино) возможно не носили бы такой конфликтности. Если бы мы уже рассмотрели все альтернативы на уровне проработки СЭО. Мы с вами понимаем, что сейчас, удалив трассу нефтепровода вглубь от Байкала, мы тем самым решили, в том числе, и интересные экономические преференции для ряда компаний, месторождения которых теперь довольно близко расположены к трассе ВСТО. Такого же рода проработки мы в свое время делали совместно с компанией TНК-BP, когда рассматривались варианты транспортировки газа. Почти 10 лет назад речь шла о транспортировке газа в Китай. Тогда этот проект был приостановлен, но мы тогда уже предложили TНК-BP провести альтернативную оценку разных вариантов. И как видите, предложенный нами тогда в 2007 вариант, наиболее удаленный, лежит точно в коридоре ВСТО и «Сила Сибири» реализуется по тем предложениям, которые мы еще 7 лет назад сформулировали для TНК-BP. В качестве еще одного показательного примера, помимо нефтегазового сектора, мы работаем, применяя инструмент СЭО, для оценки возможных вариантов строительства гидроэнергетических станций в Амурском бассейне, что тоже вполне эффективно, когда  мы говорим о бассейном подходе. Спасибо за внимание! 


Орлов: 


Спасибо большое, Алексей Юрьевич!  

Наталья Романовна Данилина - директор автономной некоммерческой организации «Эколого-просветительский центр Заповедники», член общественной палаты России. Затем Александр Сергеевич Ермоленко и затем Владимир Петрович Зайцев. 


Данилина (Наталья Данилина, директор автономной некоммерческой организации «Эколого-просветительский центр заповедники», член общественной палаты РФ): 


Спасибо! Добрый день, уважаемые коллеги! Во-первых, я хотела сначала задать вопрос, потому что мне показалось, что не прозвучало о проблеме с разливами нефти. Ведь это ситуация, когда наиболее знаковые или звучные проблемы становятся заметными общественностью и местным населением. Эта тема, как мне кажется, не была озвучена, потому что Елена Яковлевна не успевала по времени. Но я думаю, что немножко эту тему все-таки хотелось бы услышать. И далее я хотела сказать, что эта тема тоже не звучала, но она написана среди тематики сегодняшнего обсуждения. Я говорю о вопросах, связанных с повышением экологической культуры населения и с экологическим просвещением. Наверное, она делается, я не знаю ее масштаб глубоко. То есть, мне кажется, для компании, которая имеет такую мощную сеть и занимает большие пространства, и имеет возможность сталкиваться с населением самых разных уголков страны эта тема значимая. Мне показалось, что то, что она, может быть, не считается в числе приоритетов или  не прозвучала тоже из-за времени. Опыт компании в решении экологических вопросов, а также связанный с инновационными технологиями - это те темы, которые могли бы звучать и вокруг них вестись какие-то просветительские моменты. Но я не говорю о том, что как у биолога у меня возникли вопросы, связанные с этими технологиями. Это, наверное, тема отдельного заседания, потому что, мне кажется, что это действительно вещи, которые должны публиковаться, должны популяризироваться и быть понятными и специалистам, и населению. И, кроме этого, прозвучало у коллеги, о том, что есть ответственность экологическая, социальная и они взаимосвязаны. И в этой части то, что касается просветительской работы, экологического просвещения – это уже стыковка этой социальной и экологической ответственности. И я полагаю, что для такой мощной компании это соединение и просветительские проекты, которые работают на стыке, связанные с коренными народами, местным населением, должны быть в числе приоритетных. Это непосредственно демонстрация лица компании для населения страны, для людей, которые сталкиваются с этим родом деятельности. Спасибо! Поскольку просили быть краткой. 


Орлов: 


Спасибо, Наталья Романовна! Я думаю, что небольшая реплика Елены Яковлевны о динамике разливов, она нам совершенно не повредит. 


Радченко: 


По разливам я не стала останавливаться в своем докладе, поскольку у нас было отдельное заседание Экспертного совета. Мы на эту тему говорили довольно-таки подробно. Но, говоря о динамике разливов, у нас идет существенное сокращение за счет нашей программы диагностики. Но «бич» компании – это несанкционированные врезки, которые, соответственно, происходят. В прошлом году у нас было 11 таких случаев, связанных с аварийными разливами. В этом году уже три случая, которые существенно наносят вред окружающей среде. Но, не смотря на это, опять-таки хочу отметить, система телемеханики, система наших специализированных служб на местах позволяет нам вовремя реагировать, ликвидировать, локализировать разливы. Статистика такая, в этом году проводился анализ. Из публичных данных, то, что есть в прессе: количество аварийного разлива нефти при подключении несанкционированной врезки в компании «Транснефть» - 0,0009 т на 1 тыс. км. Это в 7 раз ниже, чем в США и в 2 раза ниже, чем в Канаде. Вот это наша система своевременного реагирования все-таки приносит свои плоды. Тем не менее, несанкционированные врезки с целью хищения, противоправного влияния третьих лиц, которые трудно предугадать, наносит существенный вред окружающей среде и это большая головная боль для компании. Действительно, мы в этом направлении много работаем, боремся. И тут нужно привлечение сил общества, общественности, законодательных органов и так далее в целях всеобщей  борьбы с этим «злом». То, что вы говорили, все правильно, мы все делаем. Но время для выступления ограничено.  


Орлов: 


Спасибо, Елена Яковлевна! Я хочу обратить внимание на главную зависимость, которая была сформулирована главным экологом «Транснефти». Преимущественная причина разливов - это не технологические проблемы в деятельности компании, а несанкционированные врезки. Криминальная деятельность, осуществляемая в той или иной степени интегрированными криминальными группами. Это важная зависимость, которая существует достаточно длительное время. Спасибо за эту реплику! 

Александр Сергеевич Ермоленко - партнер юридической компании ФБК Право. Затем Владимир Петрович Зайцев, затем Людмила Павловна Капелькина. 


Ермоленко (Александр Ермоленко, партнер юридической фирмы ФБК Право): 


Спасибо, Дмитрий! Я свою юридическую реплику так построил. Если говорить о специфике правового регулирования в этой сфере, то понятно, что есть увесистая стопка законов и нормативных актов, причем не только на федеральном уровне, но и на уровне субъектов Федерации, поскольку по Конституции это находится в совместном ведении экологии. И здесь субъекты тоже принимают свое нормативное регулирование. Но в качестве специфического аспекта я бы выделил не столько какие-то особенности нашего регулирования, поскольку, я имею в виде Российскую Федерацию в целом, мы стараемся следить за мировыми практиками. Может быть, мы немного отстаем, но нормативно и в целом мы пишем примерно то же, что и развитые страны. Однако, специфический момент заключается в неготовности соблюдать это законодательство. Я бы сказал, на ментальном уровне. То есть, когда Елена Яковлевна говорит, что хорошо быть экологом в ОАО «Транснефть», на самом деле экологом хорошо быть только там или в аналогичных  крупных компаниях. Показательный пример такой, когда мы в качестве юристов проводим прединвестиционные исследования предприятий. Например, кто-нибудь хочет купить завод, то, как правило, экологическая проверка провидится крайне редко. Вот если покупают иностранцы, то этот вариант возможен. Если покупают наши бизнесмены, то эта проверка даже не заказывается. Когда уже сопровождается сделка, и вдруг выявляются какие-то экологические проблемы, то когда покупают иностранцы, они пытаются это дело заложить в стоимость, то есть как-то урегулировать этот вопрос. Они считают это весомым, важным. При этом если в команде этих приобретателей находится русский менеджер, то он подает знак иностранцем, что мы это все решим, не волнуйтесь, все урегулируем. То есть я хочу сказать, что на уровне исполнения этого законодательства мы не считаем его настолько важным, чтобы исполнять неукоснительно. Поэтому вот эта популяризация, о которой было сказано и мероприятия с ленточками, несмотря на то, что это может выглядеть с какой-то точки зрения не очень действенно, это все-таки важный момент, чтобы показывать на уровне общества в целом, что эти вещи являются значимыми и их необходимо принимать во внимание. Вот, допустим, сейчас Государственная Дума 20-го мая приняла очередные поправки в экологическое законодательство и коэффициенты по вредным выбросам повышены в 4-5 раз. Вот в этом законопроекте пока так. Но мы не видим в средствах массовой информации какой-то волны на эту тему. То есть, если мы представим, что какой-нибудь налог увеличили в 4-5 раз, например, штраф за незаконное строительство, то, наверное, все крупные издания об этом написали бы. Вот сейчас это происходит. Хорошо, что есть такого рода мероприятия, где это ставится во главу угла. К сожалению, пока проблема такого уровня не столько в законодательстве, сколько в его соблюдении и восприятии.

  

Орлов: 


Спасибо, Александр Сергеевич! 

Вадим Петрович Зайцев - заместитель директора департамента Службы безопасности ОАО «АК «Транснефть». Затем Людмила Павловна Капелькина и Сергей Владимирович Симак. Прошу вас! 


Зайцев (Вадим Зайцев, заместитель директора департамента Службы безопасности ОАО «АК «Транснефть»): 


Большое спасибо за возможность поучаствовать в работе круглого стола. Хотя мой коллега говорит, что с законодательством у нас все хорошо, имеется в виду законодательство в области природопользования, недропользования, экологических проблем требует развития, мягко скажем. Ведь общество, государство, мир развиваются. Естественно, должно совершенствоваться и законодательство. Я бы хотел сказать о том, что требует совершенства, прежде всего, уголовное  и процессуальное законодательство. Вот мы столкнулись с банальным фактом. В 2008 – 2009 году вы знаете, что воплощался стратегический проект ВСТО. Пришли компании, наши подрядчики, субподрядчики в Якутию. Ну, сказать, что  малоразвитый регион - это ничего не сказать. Построили, запустили ВСТО, появились новые рабочие места, дороги, компания платит значительные налоги, в том числе и в местные бюджеты. Естественно, народ зажил. И вот банальный пример. Была дорога от трассы к нашему трубопроводу. Вы знаете, что вдоль практически каждого трубопровода у нас проходит линии электропередач, которые нужно обслуживать. Так вот от трассы до трубопровода 14 км. Раньше там была дорога, которой пользовалось коренное население. Назвать это дорогой можно с большой натяжкой, скорее направление, по которому можно было с трудом передвигаться даже специальной технике, имеется в виду повышенной проходимости. В связи с тем, что рельеф местности достаточно сложный, гористый, наши ремонтные бригады тратили очень много времени, чтобы выехать и добраться до нашей линии электропередач в случае необходимости. Было принято решение собственными силами, никого не привлекая, построить нормальную дорогу общего пользования, какой она изначально и была. Взяли в аренду землю под этой дорогой, получили пакет всех необходимых согласовывающих документов. За 2 месяца практически завершили и построили нормальную дорогу. Но неожиданно для компании, Ленское лесничество не понятно каким образом зафиксировало собственным актом ущерб за незаконно вырубленный лес и выставил сумму 499 тыс. с небольшим. Но, как уже говорилось, компания ответственно подходит к вопросам экологии и никто не знал, кто вырубил, когда и рубили ли этот лес вообще. Тем более оценка была зимой. Представляете, какой в Якутии снежный покров, как сосчитать кто, чего, что вырубил? Тем не менее, цена вопроса была обозначена. Компания ущерб возместила в полном объеме. Но вдруг правоохранительные органы принимают решение возбудить уголовное дело по факту незаконной вырубки леса. Естественно, выставляет 499 тыс. как ущерб, не смотря на то, что компания его уже возместила. Мы не знаем, кто рубил, когда, столько было подрядчиков и субподрядчиков. В течение года следственным подразделением создается следственно-оперативная группа, достаточно большая, допрашивается свыше 100 свидетелей. Представляете, по этому уголовному делу. Там такой арсенал средств был задействован, что даже для нынешнего законодательства редкое явление – допрашивались 3 секретных свидетеля. 17 томов уголовного дела. В мае этого года уголовное дело передается в суд, причем, обвиняемым совершенно неожиданно проходит директор нашего филиала Ленского РНУ Кондрахин Михаил Александрович. С 5 мая идет судебное заседание. Мы внимательно следим за развитием событий. Пока идет судебное следствие, допрашивают свидетелей обвинения. Но не один свидетель, в том числе и секретный, не предоставили необходимых доказательств, что именно компания вырубала, и что именно такой ущерб был нанесен. Когда снег сошел, в материалах уголовного дела пересчитали ущерб по-другому и реально вышли на другую сумму. Теперь они в материалах дела фигурирует всего 78 тыс. рублей. Есть разница? И вот эта тяжба судебная идет. К сожалению, опорочено честное имя человека, который руководил работами по созданию нормальной дороги, имея все разрешительные документы и прочее. И вот он проходит обвиняемым. Естественно, компания внимательно следит за развитием ситуации. Сторона обвинения уже и секретных свидетелей допросили, многие из которых отказались от своих прежних показаний. Например, один свидетель-пенсионер говорит: «Меня вызвали. Я плохо слышу и вижу. Пришел на допрос без очков, что подписывал, не знаю». Даже такие нюансы, представляете? Поэтому вызывает, прежде всего, недоумение – цель какая? Если даже и докажут 78 тыс. ущерба, но доказать не могут. Тем более, что 499 тыс. компания уже возместила фактический ущерб в целях благотворительности. Поэтому, говоря об экологии, нельзя пройти мимо того факта, который, к сожалению, имеет место быть. Мы первые столкнулись с таким явлением. Но построенная дорога нашими усилиями функционирует, все ею пользуются, ездят в Ленск, пользуются ею и правоохранители. 


Орлов: 


Спасибо большое, Вадим Петрович! Может быть, это не очень распространенный в отношении «Транснефть» с правоохранительными органами, но, тем не менее, классический пример того, как относительно небольшие проблемы превращаются после расследования в гигантские. Давайте разделим 78 тыс. на 17 и поймем, что 1 том уголовного дела весит 4,5 тыс. рублей. Стоит ли этот ущерб, даже если он будет доказан таких масштабных усилий. 


Зайцев: 


Представляете, какой огромный коллектив следователей, оперативников, судейских, прокурорских работников задействовано в течение года. Если еще и это приплюсовать… 


Орлов: 


Работа кипит, одним словом. 

Я хотел бы предоставит слово Людмиле Павловне Капелькиной - доктору биологических наук, профессору Санкт-Петербургского НИИ экологической безопасности РАН. Затем Сергей Владимирович Симак, затем Юрий Николаевич Портянников. 


Капелькина (Людмила Капелькина, главный научный сотрудник, доктор биологических наук, профессор Санкт-Петербургского НИИ экологической безопасности РАН): 


Транспорт нефти осуществляется практически через все природные зоны, а вот учет природных особенностей должен осуществляться при проектировании, строительстве и эксплуатации. Я приведу такой пример. У нас разработаны нормативы допустимого остаточного содержания нефти в почвах после проведения рекультивации и иных восстановительных работ. Так вот на практике получается, что в некоторых нефтедобывающих и транспортирующих районах выполнять их очень трудно, потому что природа знает больше и лучше. Получается что там, где дважды рвался трубопровод, я имею в виду промысловые, выйти на эти нормативные значения очень сложно. Сложность в чем, остаются цикланы, асфальтены, легкие фракции улетучиваются, а вот эти твердые фракции накапливаются и очень искажают данные. Нефтяные компании особенно в добывающих районах жалуются, что они не могут за 3 года довести и передать эти участки. Поэтому я предлагаю в северных регионах страны перейти на экосистемный подход передачи загрязненных земель. Если есть зарастание очищенной территории – ее надо принимать. Если нет риска загрязнения среды, распространения нефти по рельефу весной, то эти участки должны приниматься, не смотря на превышение концентрации. Нет вреда - нет риска. Я стою на позициях эко-системного подхода в регионах севера. Цифры там не работают. Второй вопрос, о котором мне хотелось бы сказать, это совершенствование нормативной базы в плане природоохранных работ. Устаревают наши данные. Прошло 10 лет, читаешь нормативные документы и видишь – здесь не то, здесь знания новые появились. Периодически нужно, с моей точки зрения, пересматривать нормативные документы. И третье, на чем я хотела бы остановиться, это то, что при мониторинге объектов на нефтепромыслах закладывается слишком много лишних показателей. С моей точки зрения, должны учитываться фоновые концентрации при проектировании. Если они выше нормы или на уровне ПДК за ними надо наблюдать, и только за теми загрязняющими веществами, которые связаны с технологическим циклом. У нас проходит по Требса и Титова 30 видов элементов, пожалуйста, определяйте периодически. Зачем, никто не может сказать. То есть надо закладывать в проекты правильные цифры и правильные соединения для наблюдения. Ошибки есть при проектировании. Спасибо!  


Орлов: 


Спасибо большое, Людмила Павловна! 

Сергей Владимирович Симак - проректор ГОУ ВПО «Самарская государственная областная академия», Председатель Центрального Совета Российской Зеленой Лиги. Затем Юрий Николаевич Портянников и Сергей Владимирович Остах. 


Симак (Сергей Симак, проректор ГОУ ВПО «Самарская государственная областная академия», Председатель Центрального Совета Российской Зеленой Лиги):

 

Уважаемые коллеги, я думаю, что наиболее прагматичным в любом деле является поиск взаимного интереса. Так я представляю одновременно общественные организации и научно-образовательное сообщество. И мы сейчас на Экспертном совете одной из крупнейших российских копаний, связанных с нефтью и нефтепродуктами. Естественно, первая мысль – какой у нас может быть взаимный интерес. Таких направлений много, но, позвольте, я остановлюсь на двух. Первый, из вопросов, который, Елена Яковлевна, вы сегодня упоминали, и в прошлый раз обсуждали довольно подробно - это проблема незаконных врезок. Они являются вашей головной болью по понятным причинам, а у нас, как у экологов, одновременно это головная боль, связанная с разливами, о которых вы тоже говорили. Инфраструктура врезок представляет собой во многих случаях развернутый криминальный бизнес, который, к сожалению, очень хорошо интегрирован и в структуру власти и не редко в правоохранительные органы, особенно на местах. Но это все происходит на глазах у людей, которые там живут. Не могут все жители быть интегрированы в криминальный бизнес. Так не бывает. При этом целый ряд общественных организаций, в частности Зеленая Лига, которую я возглавляю, реализует проекты общественного экологического контроля. И среди наших общественных инспекторов у нас в Самарской области, где большинство ваших незаконных врезок, сейчас порядка 200 общественных инспекторов, порядка трети из которых в сельских районах. Понятно, что большинство горожане, естественно. И уже после нашей прошлой встречи у меня появилась мысль в голове, что имеет смысл, если у вас будет такой интерес, обсудить возможности сотрудничества. У нас, скажу честно, при развитии общественного контроля всегда возникает проблема определенных ресурсов, потому что сами инспекторы – общественники, а вот координировать их должны люди, которые должны быть профессионалами. У вас может быть подспорье - глаза, руки и ноги на местах. Но это предмет отдельного разговора. Прошу прощения, немного отступил от темы, которая у меня была заявлена. Вопросы экологической культуры.  Что такое экологическая культура? Это три аспекта, единая триада – это знание, мотивации и деятельность. В подавляющем большинстве случаев, когда речь заходит об экологической культуре, о проектах и мерах ее развития, речь идет только о неких проектах, которые нацелены на какое-то одно направление.  Предмет экологии, например, введем. Любой из таких частных подходов всегда будет ущербен, поэтому, разумеется, надо говорить о социальной работе, о социальной экологической ответственности компании, но это предмет большого широкого разговора на предметном тематическом семинаре или конференции для того, чтобы можно было выстраивать какую-то общую политику и координировать ее между собой. В качестве примера я могу привести один из проектов, который направлен на два таких компонента - на знания и мотивацию. Не на деятельность, это третий компонент. Мы уже несколько лет реализуем в Российской Федерации и за ее пределами проект, который называется «Экологические капельки». Можете посмотреть, в чем заключается его идея. Это задачи, задания и упражнения для каждого урока, каждого предмета в средней школе, буквально каждого, каждый день, каждый час, строго в рамках темы этого урока и с экологическим содержанием. Математик в конце урока дает задачи по математике, а содержание задачи экологические. Историк задает вопрос по текущей теме, а содержание вопроса экологическое. Например, «Как повлияли реформы Петра I на окружающую среду?» и так далее по всем предметам. Одновременно формируются и знания и мотивации. Я не буду останавливаться на преимуществах такого подхода, он достаточно эффективен. И в Самарской области по приказу Министерства у нас сейчас реализуется областной педагогический эксперимент, в котором участвует 40 школ. Но у нас есть несколько идей по развитию этого проекта и вглубь и вширь, как говориться. Сейчас были сделаны 7-9 классы. Мы планируем развивать его вниз и вверх, сначала вниз до первого класса, потом вверх. И, во-вторых, что мне лично наиболее интересно, и что, может быть, было интересно компании, которая работает в разных регионах России. Можно делать специализированные региональные выпуски, в которых порядка 20% заданий на местном материале, включая материал, который касается, например, воздействия компании на окружающую среду, мер, которые компания предпринимает для того, чтобы минимизировать собственный вред. Много чего можно здесь обыграть. Здесь, разумеется, может найтись общий интерес. Если бы вам было интересно, то мы готовы сотрудничать. Но это тоже предмет отдельного разговора. Ну, и маленькое такое отступление. Михаил Викторович упоминал в самом начале и упоминал это правильно о Дне эколога, который послезавтра предстоит. Вот я каждый раз, когда говорят «день эколога», внутренне ежусь. Давайте все-таки вспомним, что день эколога у нас объявлен в день, в который во всем мире отмечают день охраны окружающей среды. Звучит похоже, а смысл совершенно разный. Примерно так, если бы в день защиты детей стали отмечать день учителя. Все-таки день охраны окружающей среды – это день, когда мы должны подумать в первую очередь о  проблемах и о том, как их решать, а не начинать интенсивно поздравлять друг друга, что, к сожалению, затеняет все. Я очень бы хотел к этому призвать и вернуться к первоначальному смыслу этого дня, который отмечается во всем мире, не забывая о себе любимых, но, тем не менее, очень важно вернуться к тому, ради чего все это происходит. Спасибо! 


Орлов: 


Спасибо большое, Сергей Владимирович!  

Юрий Николаевич Портянников - заместитель руководителя ФГБУ «Ситуационно-аналитический центр Минэнерго России». Затем Сергей Владимирович Остах и Владимир Михайлович Захаров. Прошу вас! 


Портянников (Юрий Портянников, заместитель руководителя ФГБУ «Ситуационно-аналитический центр Минэнерго России»): 


Спасибо за приглашение принять участие в заседании Экспертного совета. Я скажу, что в Министерстве энергетики есть подразделения, которые более плотно и тесно занимаются этим вопросом, но наше учреждение сталкивается в тех аспектах, которые связаны с технологическими нарушениями работы объектов топливно-энергетического комплекса. Мы ежесуточно, 24 часа, собираем информацию обо всех этих нарушениях. И все, что происходит и связано с разливами нефти, отражается в документах, которые идут на доклад руководству Министерства. Так называемая «оперативная сводка», ее первый раздел. Там есть и другие отрасли. Но вот этот вопрос находит отражение там. С чем мы сталкиваемся. Именно с проблемным вопросом, когда поступает какая-либо информация о нарушениях. Мы начинаем работать с дежурно-диспетчерскими службами и порой, не смотря на то, что есть соответствующее постановление о том, что информация должна поступать независимо от форм собственности, слышан такой ответ: «Вот придет руководство, даст одобрение, и тогда мы вам скажем, что и как произошло». То есть такой аспект, связанный с неполным предоставлением данных о тех или иных нарушениях. Это, наверное, на наш взгляд неправильно, поскольку в рамках системы, в которой мы работаем, а это система чрезвычайных ситуаций, есть возможность оперативно принять какие-либо нужные меры. И в том числе и по линии МЧС, Министерства обороны. У нас есть соответствующие соглашения, чтобы можно было задействовать эти силы и средства. Я так понимаю, что у компании «Транснефть» сил и средств достаточно, но если есть какие-то сложности и трудности, то можно задействовать и другие имеющиеся каналы. Это то, что касается нашей сферы деятельности. Спасибо! 


Орлов: 


Спасибо большое, Юрий Николаевич! 

Сергей Владимирович Остах - исполнительный директор Фонда «Национальный Центр Экологического Менеджмента и Чистого Производства для нефтегазовой промышленности», доцент кафедры промышленной экологии  Российского Государственного Университета им. И.М. Губкина. Прошу вас! 


Остах (Сергей Остах, исполнительный директор Фонда «Национальный Центр Экологического Менеджмента и Чистого Производства для нефтегазовой промышленности», доцент кафедры промышленной экологии  Российского Государственного Университета им. И.М. Губкина): 


Уважаемые коллеги, здравствуйте! Я готовил презентацию в части технологической платформы и возможности реализации технологий, но послушав моих коллег в Экспертном совете, я хотел бы уделить внимание части тех моментов, которые здесь указаны и больше уделить внимание некоторым вопросам, которые были озвучены, и можно было бы им дать определенные комментарии. Национальный центр был сделан в 1999 году был создан по инициативе Минэнерго при участии Газпрома и Лукойла. Создан на базе кафедры Промышленной экологии университета нефти и газа. Компания «Транснефть» является попечителем университета. На постоянной основе проводятся экологические практики во всех структурных точках организации. Постоянно ведется работа в части апробации тех или иных решений. Я достаточно знаю компанию последние 14 лет. Хотел бы отметить ряд аспектов, которые напрямую относятся к теме сегодняшнего совещания, и советов. Первое, на что хотел обратить внимание. Когда еще в Российской Федерации закладывалась система оценки рисков, уже в компании в 1995 году было уже принята методика оценки ущерба. Скажу даже то, что методика была одной из первых и дала определенный толчок для нефтегазового рынка в целом. Потом в последующие годы до выхода 613-го года в компании были определенные руководящие документы, они есть и сейчас. Но они были определенные инициативы, которые были сделаны впервые в России. Одновременно с этим, например, в 2000 году компания пошла на пути создания ведомственных норм и правил, которые определили и стали усилением или несколько другим шагом в создании тех или иных систем, которые были уже невозможно применимы в рамках тех или иных СНИП. Этот аспект важен и интересен. В компании были реализованы альбомы типовых проектных решений, которые были созданы задолго до принятия закона о техническом урегулировании. Одновременно с этим своим коллегам хочу сказать, были определенные аспекты, которые и сейчас есть. Например, в части табеля технического оснащения. Несколько компаний Лукойл и сама компания «Транснефть» захотели их сделать. Компания сделала их во время и в полном объеме. И они, в общем-то, стали усиленно вводиться, стали основой для аттестации аварийно-спасательных формирований. Одновременно с этим мой коллега говорил по поводу агрегирования информации, накопления и так далее. Если вспомнить национальный центр управления в кризисных ситуациях, когда он еще создавался, то планы компании  «Транснефть» в электронном виде системы оповещения и реагирования настолько были тщательно сделаны и со всеми необходимыми системами, что они стали основой некоего образца, который был сделан. Это от себя могу сказать. Это, естественно, система дальше идет. В части платформы. Часть отдельных моментов, указанных на слайде, входит в основу неких приоритетных направлений развития. Есть целеполагание определенное. Я вернуть все-таки к понятию врезок и аварийных разливов нефти. Дело в том, что, если вспомнить 2007 год, и приехать в тот же  город Омск, и увидеть две дочерние общества «Транснефть» и компании «Транснефтепродукт». Это был день и ночь. И уже тогда и по уровню оснащения, и аварийно-спасательной готовности в целом, наличия технологической дисциплины вопрос только в контроле и диагностике. Одновременно с этим компании в наследие получили врезки, в том числе в нефтепродуктопроводы. Надо вспомнить ситуацию, которая была лет 10 назад в основном. Сейчас уже в этом плане легче, когда несанкционированные врезки и с этими вещами могли даже дарится на свадьбах. Такое было по нашему югу, Самарскому в том числе. Каждая врезка - это определенная авария, сопровождающая теми или иными формированиями линз подводных и отдельных моментов. В прошлом году мы сделали отдельный шаг. Общими усилиями наш центр подписал соглашение с институтом НИИ ТНН. Нам удалось решить задачу, когда нужно было совместить данные из различных источников. Это и изъятие пробы с изъятием оценок, которые есть. Данные в принципе разного рода топографических съемок, аэрокосмических съемок. Это удалось довести до положительного решения судебно-экологической экспертизы. Как некий опыт в принципе можно двигать дальше. Сегодня говорили по поводу аварий со снегом связанных. Можете посмотреть, чем это заканчивается. Когда из-под снега после паводков очень сильно идет вторичное загрязнение. В компании очень много куплено техники и оборудования, и я думаю, что сочетание сбора и биоремедиации в том или ином виде может дать определенный успех. И одновременно с этим многоуровневая система мониторинга предусматривается в платформе. Одновременно надо учитывать эмпирический опыт самой этой компании. Это маленький пример того, о чем я говорил. У нас в России теперь есть Ресурс-П. Кто-то знает по поводу нее, кто-то нет. Но это дало определенный толчок в части достоверности информации, которая сейчас есть. Маленький пример других аспектов, которые сегодня были названы. Это то, что находится в связи с донными отложениями и вторичными загрязнениями. Это показ геолокатора, такой съемки, которая позволяет увидеть глубины нефтяных загрязнений, которые оставались в наследие. Надо сказать, что надо разделять то, что делает компания в свою очередь и то, что ей достается в наследие. Одновременно в этом составе я могу сказать, когда идут общественные слушания в них есть определенные пожелания, рекомендации и планы, я должен сказать, что в компании «Транснефть» эти планы и обещания выполняются достаточно досконально. Об этом знают отдельные юридические лица. Видимо этим и пользуются. В рамках технологической платформы решаются вопросы создания неких мобильных комплексов. По одной причине они не связаны с тем, что есть труднодоступные места и отсутствует инфраструктура, чтобы сделать. С другой стороны это некий маневр, потому что очень жесткие сроки и очень многие процедуры, регламенты прохождения государственно-экологической экспертизы. Вот некий подход в мобильном исполнении, чтобы это можно делать сейчас, а не через 2 года. Хочу остановиться на одном аспекте. Компания большая проходит очень много климатических зон, очень много регионов. Исходя из этого не все, мягко говоря, регионы прошли путь оценки остаточного нефтесодержания. Действительно, эко-системный подход применим и с лучшей зарубежной практики и биомониторинг. Но есть одно но. Если посмотреть на эту карту то тот, кто довел до ума эту деятельность, то есть существуют региональные нормативные акты, которые ведены в полном соответствии с нашими законами, то они указаны зеленым цветом. Все остальное в России либо не было начато в части остаточного нефтесодержания, либо оно не было доведено в полном юридическом соответствии. Естественно, этот учет не необходим. Одновременно с этим, конечно, оставляет желать лучшего критерий приемки очищенных земель. Я думаю, какие-то шаги в этом плане могут быть и те. Хотел в конце пожелать всем удачи на этом нелегком поприще. Хотел бы прокомментировать еще один аспект, который был сейчас сказан. Есть определенные вкусовые ощущения экспертов, в том числе Росприроднадзора, есть определенные ошибки, связанные на стадии проектирования, есть определенная экологическая политика. Если все привести в некий общий знаменатель, то тогда можно достигнуть эффекта, который был бы и социально значимым, в нем возникает экономика и экология в том числе. Поэтому одним из путей решения таких задач, в том числе в рамках платформы, это пилотные проекты. Мой коллега сегодня рассказал про один из таких проектов. С уважением отношусь. Есть несколько аналогичных пилотных проектов в России, которые начинают проводиться. Это ХМАО и Самара, где на стыке все возможные факторы, которые могут быть. Врезки и линзы, и в том числе глубинные загрязнения и другого рода - это недоведенные системы рекультивации земель одновременно с этим. Такие подходы сейчас идут и нам нужно понимать, осенью предполагается прохождение в очередном чтении закона о наилучших доступных технологиях. Мы понимаем, что он будет некий симбиоз того, что накоплен опыт в России, того что удалось достичь в США. Это связано не только с тем, что не просто научно-доступные технологии, а через систему модернизации. Поэтому опыт компании, в части очистных сооружений – это первый шаг для того, чтобы создать собственный справочники на примере многократной апробации и проведении НИИ НИОКР под ключ. Потому что прямое заимствование отдельных документов, которые находятся за рубежом, она просто не будет в нашей ситуации работать. Во-вторых, имея прямые контактные связи с этими людьми, которые находятся за рубежом и делали все документы, они тоже хотят все это переоценить и по технологиям, и по показателям. Поэтому у России есть определенный шанс уже с осени этого года выработать отдельную политику, а компании «Транснефть» быть некой базой, чтобы показать, как это можно сделать. Спасибо за внимание! 


Орлов: 


Спасибо большое, Сергей Владимирович! 

Владимир Михайлович Захаров - председатель Совета Общероссийской общественной организации «Центр экологической политики и культуры», директор Института устойчивого развития Общественной палаты Российской Федерации. Я прошу вас быть лапидарным, кратким. 


Захаров (Владимир Захаров, председатель Совета Общероссийской общественной организации «Центр экологической политики и культуры», директор Института устойчивого развития Общественной палаты Российской Федерации):

 

Спасибо за то, что пригласили и за возможность выступить! Я так понимаю, что мы здесь не столько, чтобы задавать вопросы, а с тем, чтобы делиться представлениями, впечатлениями, давать советы. Прежде всего, думаю, что всех это тоже приятно удивило, ответственная за экологию Елена Яковлевна сказала, что хорошо быть экологом. Мало кто из экологов в Российской Федерации может так сказать. Это комплимент ей как персоне, оптимисту и энтузиасту, и, конечно, компании. Ряд моментов, которыми мне хотелось бы поделиться, заслушав все, что здесь было сказано. Насчет разливов нефти. Мы с Натальей Романовной вместе обсуждали, что этот вопрос очень болезненный для всех экологов страны и мира. Поэтому, я так понимаю, статистика здесь совсем не плохая и мы, действительно, не знаем «звонких» разливов именно этой компании, что приятно. Но отражать этот вопрос обязательно нужно. И опять же, вы знаете, как у нас часто говорят об экологической безопасности: «экологической безопасности становится так много, что становится небезопасно». Я к тому, что вы делаете акцент из лучших соображений о том какая мощная у вас система борьбы с разливами, тренинги и так далее. Создается впечатление, что не может такая большая армия людей жить без работы. Поэтому это все правильно, но чисто психологический акцент я бы сместил. Тем не более, что я говорил со многими компаниями в Сибири о том, что большая проблема с превентивными мерами, то есть качество труб и немножко об этом имело бы смысл для имиджа компании обсуждать с экспертами. Это первый момент. Второй момент. Насчет вашей очень интересной пилотной деятельности. Вы хотите патентовать, по биоиндикации имеется в виду. Я сам профессионально этим занимаюсь как биолог изначально. Есть концепция здоровья среды. И здесь я тоже бы вам предложил в виде совета. Все, что вы делаете это славно, но надо иметь в виду, что современные исследования по биоразнообразию часто свидетельствуют, что во всех местах, где мы активно работаем, происходит так называемая вторификация водоема, очень много биогенов, что привлекает очень много живых организмов. Поэтому сейчас это не очень кого-то радует. А вот в каком состоянии эти живые организмы – другой вопрос. Вот на это надо обратить внимание. Если хотите, мы можем потом об этом поговорить. Но нужно сместить акценты, потому что я только что был на очень больших обсуждениях у нас и за рубежом. Сегодня никого не радует, когда много живых организмов и они большие. Как мы знаем по себе «большой не значит здоровый», я не шучу, потому что есть очень простые методики, которые покажут что это так. Второй штрих вам в копилку. Третье, тоже психологически. Приятно было, что вы сказали, что отдельно можно говорить о достижениях, но что-то надо сказать и о проблемах. Опять же так принято хоть что-то сказать: «У нас острая проблема есть». Может быть, я что-то прослушал. Но я не услышал это вовсе. Вряд ли нет проблем совсем. И последнее в плане обсуждений и перспектив, я не очень знаком с работой Экспертного совета, может быть, компания у вас отчитывается по ISO 26000. Это российский ГОСТ по устойчивому развитию. Со своей стороны, что могу сказать. Первое, для представления Института развития Общественной палаты. Эта информация о нем. Корпоративная социальная ответственность, два последних обзора. Может быть, это вызовет интерес. Действительно социальная значимость в регионе – это очень важные сегодня вещи. Я как профессиональный эколог говорю, что лучший способ заниматься экологией – это заниматься устойчивым развитием. При слове «экология» в большинстве случаев люди думают о дополнительных затратах и минусах. А при «устойчивом развитии», куда непосредственно приведена экология, совсем иначе это выглядит. Так что я думаю, в этом плане мы можем сотрудничать. Вот видите, мы выпускаем бюллетень «На пути к устойчивому развитию», есть обзоры и самые разные вещи. И у нас, и за рубежом эта тема выигрышная. И последние два момента. Экологическая культура. По линии Института мы проводили в прошлом году год экологии. В этом году - год культуры. И есть такая разработка, опять-таки у нас на сайте это все есть, «Экология и культура будущей России», это первое. И второе, сегодня, учитывая остроту момента, и кое-кто из присутствующих в этом участвует, есть такая неформальная Ассоциация образования и просвещения для экологии устойчивого развития. Так что здесь тоже возможно сотрудничество. И последнее, я вхожу в специализированную структуру по устойчивому развитию сегодня. Это межведомственная рабочая группа при администрации Президента Российской Федерации по вопросам, связанным с изменением климата и устойчивым развитием. Это вам всем хорошо известный Александр Бедрицкий. И что я хотел насчет этого сказать, если вы уже включены, то хорошо. Все знают, когда мы думали о приоритетах в России по устойчивому развитию, их придумали всего три: сокращение выбросов, корпоративная социальная ответственность, о чем мы сейчас говорим, и образование и просвещение. Все в ключе того, о чем идет речь. Что происходит сегодня. Буквально 10 июня будет тренинг пока на региональном уровне, а потом и для компании. Вы слышали, наверное, что от 30-го сентября прошлого года есть указ Президента, о том, что наши выбросы не будут больше 70% от 1990-го года. 2 апреля принято распоряжение Правительства в этом плане. Сейчас это идет по регионам и параллельно пойдет по компаниям. Сегодня идет поиск пилотных компаний также как и самой рабочей группы. С Александром Романовичем мы говорили,  что нам нужен Экспертный совет, но не столько из ученых, их там достаточно, а из практиков, тех, кто реализует все эти идеи. Насколько я понял из первого впечатления сегодня, что эта компания могла бы быть в числе таких экспертов. Мне кажется, что это действительно было интересно. И последнее, сейчас было принято решение о написании национального доклада по устойчивому развитию, где, естественно, должны быть отражены компании, было бы не плохо отразить и вашу. Спасибо! 


Орлов: 


Спасибо, Владимир Михайлович! Я думаю, что Елена Яковлевна подведет итог нашей дискуссии и, в том числе, даст ответы и советы на прозвучавшие мнения коллег. 


Радченко: 


Уважаемые коллеги, спасибо вам за все ваши выступления, мнения, советы, предложения. Сразу в защиту биомониторинга скажу. Быть может, вы не совсем меня поняли. Наш регламент ограничен не только приростом размеров и веса, а именно определения содержания загрязняющих веществ в тканях гидробионтов. По ряду показателей нефтепродуктов, тяжелых металлов и так далее. Создана специальная микробиологическая лаборатория, специальный регламент определения. Именно  это определение является дополнительным мониторингом. Например, в воде есть разовый выброс, его размыло. Очень трудно определить при небольшом объеме концентрацию, а в этих животных загрязнения накапливаются, что является индикатором загрязнения окружающей среды. Ну, а рост, вес – это приложением. В нашем случае он нас радует. Я считаю, что в экологии очень важна открытость информации. Когда мы создавали свои лаборатории аналитического контроля, а я там часто бываю. Люди,  работающие там, живут в этих местах, они не хотят дышать грязным воздухом или иметь грязную воду, загрязненные источники, грунтовые, поверхностные воды.  Когда они сами делают анализы, они реальную видят ситуацию и понимают, что могут на нее повлиять. Наши производственники никогда не отмахиваются от этих данных. То, что лаборатория дает, есть ли какие-то отклонения, это значит надо предпринять какие-то действия для того, чтобы внести исправления при наших мероприятиях. Мы подрядчика не выпустим, пока он в соответствие все не приведет.  Влияние своей  работы не только на словах. Это реальное влияние на улучшение качества окружающей среды в районах нашей производственной деятельности приносит чувство глубокого удовлетворения не только мне, как экологу, но я считаю, что и всем экологам, а у нас в компании штат экологов более 500 человек. Поэтому мы все гордимся своей работой. Вам большое спасибо за ваши предложения! Людмила Павловна, особое спасибо вам за то, что вы говорите об эко-системе. Природа мудрая. Мы работаем в разных регионах и для того чтобы работать правильно и использовать правильные данные, в том числе и в изысканиях, чтобы исключить ошибки из проектной документации, в рамках нашего проектного института создана специальная лаборатория экологических изысканий. Это специальный отдел, собственный штат сотрудников, который улучшает качество предпроектного обследования. И мы в регионах достаточно широко привлекаем новые проектировочные институты, сообщества, общественные организации. При проектировании проектов «Пурпе-Заполярье» было очень активное сотрудничество с местным коренным населением, в том числе и для определения путей миграции животных, определения наземных переходов животных и так далее. Мы привлекали оленеводов, местное население к процессу проектирования, потому что только в сотрудничестве всех сил общества, общественных организаций, научно-исследовательских, промышленных корпораций, законодательных, административных, мы можем влиять на окружающую среду и улучшать ее качество.  Делать нашу жизнь неуклонно лучше. Ссылаясь на опыт компании «Транснефть», я совершенно ответственно заявляю, что мы можем влиять на экологическую ситуацию, и мы можем ее улучшать, это в наших силах. Поэтому мы открыты к диалогу и сотрудничеству. Мы будем рады всем предложениям и будем работать вместе с вами в дальнейшем. Поздравляю вас всех с днем эколога, потому что экологи – это очень неравнодушные люди, это люди ответственные и в душе очень добрые. Всяких вам благ, здоровья и процветания!

 

Орлов: 


Спасибо, Елена Яковлевна! Нота приятная, на которой заканчивается наше сегодняшнее обсуждение. Если в любой публичной деятельности есть профессионализм, диалог, адекватный анализ, оценка рисков с одной стороны и способность того или иного экономического субъекта общаться, способность открывать информацию, обмениваться ею, доносить ее до государственных органов, до социальных сред, то тогда эта деятельность имеет все шансы быть успешной. Я надеюсь, что давняя системная деятельность компании «Транснефть» в сфере защиты окружающей среды и экологии  будет продолжаться в полной мере в будущем, укрепляя экологию, безопасность и продлевая жизнь жителям нашей страны. Завершаем наше сегодняшнее, десятое юбилейное, заседание Экспертного совета и движемся далее к новым юбилеям. Спасибо! 

Поделиться: