Без ВСТО трудно представить жизнь страны
Без ВСТО трудно представить жизнь страны
13.05.15
Николай Токарев, президент ОАО «АК «Транснефть»:

Без ВСТО трудно представить жизнь страны

Версия для печати
Николай Петрович, какие моменты в жизни компании вы бы назвали важными для всей страны?

Николай Токарев: Конечно, это проекты ВСТО-1 и ВСТО-2. Сейчас без ВСТО трудно представить жизнь страны. С помощью этой трубопроводной системы Россия имеет возможность диверсифицировать направление экспортной нефти, маневрировать грузопотоками как на запад, так и на восток, то есть регулировать этот процесс. Вдобавок это премиальное направление, нефть в ней прибавляет в цене 50 долларов за тонну в сравнении с перекачкой по Балтийской трубопроводной системе. Поэтому я считаю, что этот проект помог и нефтяной отрасли, и экономике страны в целом.

Какие задачи стоят перед холдингом и его дочерними обществами на ближайшие пять лет?

Николай Токарев: "Транснефть" - государственная компания, и поэтому наш главный акционер принимает решения, как нам жить и работать. В феврале прошлого года утверждена правительством Долгосрочная программа развития компании до 2020 года. Ее реализация уже началась с учетом необходимых корректировок, вызванных макроэкономическими и геополитическими событиями.
В документе два раздела. Инвестиционный - новое строительство с объемом финансирования около 400 миллиардов рублей.

Второй - модернизация и капитальный ремонт уже существующих объектов (1,2 триллиона рублей). По программе строительства предстоит расширение объектов магистрального нефтепровода ВСТО до проектных мощностей: 80 миллионов тонн для ВСТО-1 и 50 миллионов тонн для ВСТО-2. Собственно, изначально было запланировано достичь таких показателей к 2030 году, но правительство приняло решение ускорить нашу инвестиционную программу на 10 лет.

Кроме того, продолжается строительство нефтепроводов в Восточной Сибири (Куюмба-Тайшет) и на Севере (Заполярье-Пурпе). Они вступят в строй в следующем году. А также строительство новых нефтепродуктопроводов в направлении Балтийского и Черного морей.

Возникают ли в этой работе какие-либо трудности? В частности, задержка расширения китайской части ВСТО осложняет ситуацию?

Николай Токарев: Проблемы при больших стройках адекватны их параметрам. Однако все технические и организационные "загвоздки" решаемы. В последнее время добавился санкционный аспект. Но поскольку компания привыкла планировать работу без больших люфтов, которые позволяют появиться неопределенности, то возможные проблемы видны заранее и есть время подобрать оптимальное решение по вопросам закупок материально-технических ресурсов.

В отличие от других компаний, списывающих на санкции низкое качество управления, мы не бегаем по ведомствам, денег из бюджета не просим, и с финансовой точки зрения холдинг чувствует себя уверенно. В ближайшие два года мы не планируем больших заимствований. Финансирование до 2020 года было распланировано настолько оптимально, что после корректировки Долгосрочной программы осталось практически на том же уровне: цены не поползли вверх, несмотря на ситуацию с курсом рубля.

Что касается ВСТО, то мы свою часть межправительственного соглашения об увеличения мощностей на 5 миллионов тонн с 1 января 2015 года выполнили. А китайские партнеры в последний момент нас уведомили, что не в состоянии принимать в свою часть нефтепровода запланированные объемы и их приходится отправлять через порт Козьмино. Расширение артерии с их стороны отодвигается минимум на три года. Объяснить это какими-то объективными причинами сложно, потому что за это время можно с нуля построить новый трубопровод. Но мы постоянно на связи, и думаю, ситуация прояснится. Хотя пока она нас не радует.

Вы упомянули о программе ремонта и реконструкции существующих трубопроводов. Что здесь предстоит сделать?

Николай Токарев: Примерно 45 процентов линейной части трубопроводов выработали свой ресурс, поскольку строились они в 1960-е годы. Программа предусматривает замену примерно полутора тысяч километров труб. Плюс обновление резервуарных парков, насосных агрегатов. На ремонт и реконструкцию эксплуатируемых объектов нефтепроводов и нефтепродуктопроводов предусмотрено около 250 миллиардов рублей в год в течение пяти лет. Задача масштабная, но эксплуатация трубопроводов должна быть безопасной.

Как складываются отношения компании с отечественными поставщиками труб большого диаметра?

Николай Токарев: Потребность в отечественных трубах возрастает. И, конечно, трубники - наши важнейшие партнеры. В этом году закупаем около 600 тысяч тонн труб большого диаметра. В будущем будем приобретать примерно по 500 тысяч тонн. Потому стараемся выстроить со смежниками конструктивные и комфортные для обеих сторон отношения, в том числе и по вопросам цены поставок. До недавнего времени мы были единственным потребителем труб, который работал с предоплатой. Все остальные оплачивали продукцию по факту поставки, да еще и с отсрочкой платежа. И сегодня правительство рекомендовало всем потребителям отечественных труб действовать по этой формуле.

Какие шаги предпринимает компания по программе импортозамещения и насколько в этом помогают собственные инновационные разработки?

Николай Токарев: Мы столкнулись с необходимостью импортозамещения еще несколько лет назад, когда украинские поставщики насосов и сопутствующего оборудования стали срывать сроки поставок до 200 дней. А подрядчик в тайге 200 дней ждать не может! И начали вести работу с немецкими и японскими поставщиками, договорились о локализации их производств в России. Но санкции притормозили эту работу. Поэтому срочно пришлось искать в Европе производителя, который не боится санкций, и сейчас полных ходом идет создание производства насосов и электроприводов в Челябинске. В конце года производство будет открыто, и уже с 2016-го надеемся получить всю линейку насосного оборудования, причем необходимого не только нам, но и нефтяникам.

Кроме этого в Воронеже налажено производство специальных присадок, позволяющих снизить турбулентность потока нефти и, соответственно, увеличить объем прокачки за единицу времени. Эти присадки раньше производила только одна компания из США. Что же касается инновационной составляющей, то здесь компания может гордиться успехами в диагностике трубопроводов. Диагностические "снаряды", которые выпускает дочернее предприятие "Транснефть-Диаскан", конкурентны и на мировом рынке. Прибор движется в потоке нефти и снимает со стенок трубы сразу 3 - 4 параметра, что снижает затраты на оценку ее технического состояния и поиск дефектов.

Весной этого года в Праге состоялось первое заседание только что созданного Международного трубопроводного клуба. Как вы оцениваете перспективы этой некоммерческой организации?

Николай Токарев: Примерно половина рабочего времени руководителей компании уходит на решение вопросов международного сотрудничества, не преувеличиваю. Ведь нам приходится иметь дело с партнерами в Казахстане, Белоруссии, Чехии, Германии, Словакии, Венгрии, Украине, Китае. Общих вопросов достаточно: стандартизация, качество нефти, учет перекачиваемой нефти, новые проекты. Например, у словацкого "Транспетрола" есть предложение, как использовать мощности нефтепровода "Дружба" для подачи нефти в Австрию через территорию Словакии. У чешской компании МЕРО ЧР возникла идея закольцевать северную ветку "Дружбы", которая идет через Польшу в Германию, с южной, идущей через Словакию, Чехию и Венгрию. Идеи серьезные, их надо обсуждать. Но одно дело по переписке или по телефону, и другое дело явочным порядком, неформально, без протокола, что позволяет рассматривать предложения объективно с совершенно разных позиций. Это очень удобная форма решения вопросов, прежде чем они будут вынесены на уровень правительства. Пока в клубе четыре компании, включая "Транснефть", но участники будут прибавляться.

Какие шаги предпринимает компания в плане экологической и социальной ответственности?

Николай Токарев: Известно, к каким негативным последствиям приводят аварии на нефтепроводах. Поэтому все наши проекты проходят экологическую экспертизу от разработки документации до ввода объекта в эксплуатацию. И финансируется природоохранная работа адекватно.

Что касается социального аспекта, то только строительство ВСТО обеспечило 8 тысяч рабочих мест. Из них 6,5 тысячи для местных жителей, которые прошли обучение в наших колледжах. Строительство трубы имеет мультипликативный эффект: вдоль нее появляются жилье, дороги, детсады, школы, больницы. Конечно, все это требует времени и денег.

Разумеется, компания занимается благотворительностью и поддерживает некоторые социальные, культурные некоммерческие проекты. Нам не стыдно за то, что мы делаем в социальной сфере.

Источник: «Российская газета» 
Поделиться: