Спрос на «высокую серу» есть
Спрос на «высокую серу» есть
19.03.15
Сергей Андронов, вице-президент ОАО «АК «Транснефть»:

Спрос на «высокую серу» есть

Версия для печати
Не так давно была выдвинута интересная идея выделения потока высокосернистой нефти. Каковы ее перспективы? 

На наш взгляд, это необходимый шаг, который позволит стабилизировать качество нефти при поставках на НПЗ России, а также на экспортных направлениях. При этом может быть достигнут значительный экономический эффект, в связи с увеличением доли выхода светлых нефтепродуктов, а на экспортных направлениях российскими компаниями может быть получена дополнительная премия, за счет повышения качественных показателей по сере и плотности.
 
На рынке может сформироваться новый сорт отечественной высокосернистой нефти (аналоги сорта: Dubai, Kirkuk, Arab Medium), помимо Urals, Сибирской легкой и «ВСТО». 

Спрос на «высокую серу» существует, и НПЗ Европы готовы закупать такое сырье. При этом мы не видим серьезных проблем при организации экспорта нефти подобного качества. Основным направлением по транспортировке «высокой серы» может стать Усть-Луга. Инфраструктура порта к этому готова, и в случае принятия решения Правительством РФ компания сделает все возможное для его скорейшей реализации. 

В какие сроки? 

Необходимые мероприятия могут занять до одного года с момента принятия соответствующего решения.

А оно, по Вашему мнению, будет принято?

Думаю, что да. В правительстве есть понимание всех вышеперечисленных преимуществ этого варианта. Кроме того, активно продвигается идея торговли нефтью через биржевые площадки, а появление нового российского маркерного сорта с такими показателями серы и плотности может поспособствовать развитию биржевой торговли и расширить линейку биржевых продуктов. 

Отмечу, что некоторые компании, в частности «Газпром нефть» и ЛУКОЙЛ, уже начали продавать нефть с высоким содержанием серы. Пока имеют место отдельные танкерные поставки. Конечно, тестовые продажи не дадут точного понимания цены. Корректная цена может быть сформирована только при условии гарантированного качества и объемов на рынке. 

Идея выделения высокосернистого потока, очевидно, встречает сопротивление со стороны компаний, добывающих преимущественно нефть такого качества? 

Конечно, встречает. Но ситуацию следует рассматривать с точки зрения соблюдения интересов всех российских добывающих компаний. Надо решать задачу комплексно, с общегосударственной точки зрения. При этом в Татарии введен комплекс, который, как предполагалось, должен был взять на себя переработку как раз высокосернистой нефти. Но сегодня мы видим, что данный завод с большим желанием берет на переработку Urals, а «высокая сера», добываемая в данном регионе, по-прежнему сдается в общий поток. Но я уверен, что Правительством и Министерством энергетики РФ будет принято взвешенное решение, которое позволит разрешить эту проблему. 

Можно ли сегодня уже дать оценку того, как повлиял налоговый маневр на работу отрасли? 

Об этом пока сложно говорить. Действуют эти правила с 1 января, и давать оценки, думаю, стоит по прошествии определенного времени, включающего и период пикового спроса на нефтепродукты в РФ. 

Конечно, есть мнение, что переработка может стать менее выгодной и компании будут отдавать предпочтение экспорту добываемого сырья. В начале года мы наблюдали рост доли экспорта нефти (дополнительно 1,7 млн. т по сравнению с декабрем 2014 года), но это может быть связано с так называемым сезонным фактором. Рынок нефтепродуктов РФ в настоящее время перенасыщен, но повторяю, надо подождать. Думаю, что более полный анализ можно будет дать ближе к концу второго квартала.

А повлиял ли как-то налоговый маневр на планы ОАО «АК «Транснефть» по расширению мощностей для экспорта топлива стандарта «Евро-5»? 

Мы продолжаем реализацию соответствующих мероприятий, в том числе и по проекту «Север». Инфраструктура в портах создана, и ее надо загружать. Единственное, что осложняет ситуацию, – это переход на выпуск топлива соответствующего качества отдельными крупными НПЗ РФ. Сроки модернизации по некоторым НПЗ затягиваются, что не позволяет нам полностью перейти к транспортировке продукта единого качества по всей системе.

До сих пор на ряде заводов производится дизельное топливо «Евро-3», которое, согласно принятым стандартам, не может быть реализовано на территории России и подлежит экспорту. 

У нас есть запросы от ряда компаний, которые готовы увеличить сдачу в систему топлива стандарта «Евро-5» для экспорта через российские порты, и мы активно работаем над решением этого вопроса. Думаю, в ближайшее время позиция «Транснефти» будет сформирована, и мы дадим предложения нефтяным компаниям по приему и прокачке дизельного топлива надлежащего качества и в южном на- правлении через Новороссийск.

Прокомментируйте, пожалуйста, ситуацию с поставками по ВСТО в связи с переносом сроков завершения расширения китайского участка нефтепровода Сковородино – Дацин? 

Компания выполнила все свои инвестиционные обязательства по данному направлению. Необходимая информация по пропускным возможностям ВСТО-1 и ВСТО-2, включая порт Козьмино, представлена в Минэнерго России. Теперь решение за министерством. Предстоит решить, как распределить мощности нефтепровода и порта, чтобы обеспечить транспортировку нефти компаний, которые не могут сдавать нефть в систему, кроме как в восточном направлении. Также необходимо учитывать растущую добычу на месторождениях Восточной Сибири. Кроме того, в этом году должно состояться подключение к трубе Хабаровского НПЗ, и этот фактор тоже нами учитывался. По инициативе ОАО «НК «Роснефть» наша компания начала активную работу по строительству отвода на Комсомольский НПЗ. А это все ВСТО-2. И эти объемы тоже необходимо в перспективе учитывать. 

Невыполнением китайскими партнерами обязательств по расширению своей части нефтепровода, безусловно, создаются определенные проблемы. И Минэнерго России, совместно с нефтяниками и нами, работает над их решением. 

Как падение цен на нефть повлияло на нефтепотоки? В частности, в Каспийском регионе, где к нашим маршрутам стали проявлять возрастающий интерес Азербайджан и Туркмения? 

Думаю, все дело в экономике, в том числе и тарифах на транспортировку. В условиях низких цен на нефть особое внимание уделяется эффективности при продаже и транспортировке сырья. И мы видим в этом году увеличение объемов экспорта азербайджанской и туркменской нефти по нашей системе в направлении Новороссийска. Мы все более активно конкурируем с маршрутом Баку – Тбилиси – Джейхан. 

Казахстан тоже, возможно, будет заинтересован в увеличении транзита через систему «Транснефти», даже с учетом расширения КТК. 

Каковы перспективы загрузки трубопровода Куюмба – Тайшет?

Сейчас идет процесс заключения предвари- тельных договоров с российскими добывающими компаниями об объемах нефти для загрузки этого маршрута. «Транснефть» выполняет работы по утвержденному графику. Все объекты будут введены в строй в сроки, определенные проектом. И мы сейчас совместно с Минэнерго ведем работу с добывающими компаниями по обеспечению гарантий заполнения нефтепровода. 

Тем не менее, сразу после ввода в строй трубопровод может быть заморожен. Кто будет за это платить? 

Правительство решает этот вопрос. Одно из предложений – те компании, которые нарушают свои обязательства, могут быть лишены льгот при работе на определенных месторождениях. 

Вы впервые даете интервью нашему журналу. Может быть, для лучшего знакомства расскажете не только о рабочем измерении своей жизни, но и об увлечениях? 

Увлечений на самом деле много. В последнее время стал интересоваться если и не экстремальным туризмом в полном смысле этого слова, то чем-то подобным. Например, сплавом по рекам на байдарках в компании друзей. Есть громадное желание побывать в Сибири, на Се- верном Урале, Алтае… да еще много где, страна у нас большая. В общем, есть мысли, осталось дело за малым – найти время для реализации задуманного.

Источник: «Трубопроводный транспорт нефти»
Поделиться: