О реализации крупных инвестиционных проектов «Транснефти»
О реализации крупных инвестиционных проектов «Транснефти»
17.10.14
Николай Токарев, президент ОАО «АК «Транснефть» :

О реализации крупных инвестиционных проектов «Транснефти»

Версия для печати
Завершены работы по прокладке второй очереди нефтепровода Заполярье – Пурпе. Есть ли на сегодняшний день полная ясность относительно объемов загрузки маршрута?

Николай Токарев: Все, что мы запланировали, выполняется строго согласно графикам. Все объемы финансирования, которые были предусмотрены под реализацию проекта, выделяются в полном размере и своевременно. В 2016 году нефтепровод Заполярье – Пурпе будет сдан в строй, несмотря ни на какие проблемы. А они есть. Дело в том, что нефтепровод проектировался на пропускную способность в 32 млн. т. Нефтяники предоставили нам свои официальные гарантии по заполнению его указанным объемом сырья. Напомню, что объем работ – это почти 500 км линейной части плюс две новые нефтеперекачивающие станции и расширение существующих. Все это в природных условиях, которые просто уникальны по сложности.

Давайте посмотрим, из чего складывался упомянутый объем заявленных поставок: «ЛУКОЙЛ» – 2 млн. т, «Мессояханефтегаз» – 6,7 млн. т, «Роснефть» – до 8,5 млн. т, «Газпром» – до 4,9 млн. т, «СеверЭнергия» – 3,2 млн. т. И еще на третьем участке «Газпром» – 5 млн. т в год. И вот практически все эти компании уведомили нас о том, что у них возникли разного рода трудности – финансовые, организационные, риски 
в области геологоразведки. В связи с чем они на два-три года планируют сдвинуть сроки ввода в эксплуатацию месторождений.

А «Роснефть» вообще решила развернуть свой нефтепровод и прокладывать его не в сторону Заполярья – Пурпе, а к своей ванкорской трубе, чтобы использовать собственный трубопровод. Хотя, на наш взгляд, это потребует серьезных инвестиций, гораздо больших, чем еслибы они пошли в сторону Заполярья – Пурпе. И как, напомню, и было предусмотрено – согласно гарантиям «Роснефти». Подобный поворот – это вероломное решение. Проект полным ходом реализуется, в него вложены серьезные инвестиции. Остановить его и изменить что-либо уже нельзя. А нас в этой ситуации ставят перед фактом, что один из крупнейших поставщиков нефти, пользователей строящегося нефтепровода вообще отказывается сдавать в него нефть. Так не принято себя вести при нормальном цивилизованном взаимодействии партнеров.

Конечно, это, мягко говоря, вызывает удивление, но задача построить нефтепровод поставлена правительством, и мы ее выполним. Не хочет идти «Роснефть» в эту сторону – ну что ж, это ее проблемы. Но у нас есть основания решать вопрос через существующий инструментарий, в том числе и через суд. И мы этим правом воспользуемся, потому что «Транснефти» наносится серьезный материальный ущерб. 

Практически все компании, которые планировали использовать Заполярье – Пурпе, теперь говорят, что из-за санкций они попали в сложное положение, но я, абсолютно отвечая за свои слова, заявляю, что это отговорки. Потому что еще задолго до украинских событий мы были поставлены в известность о том, что сроки будут сдвигаться и объемы сдаваемой нефти окажутся меньше, чем обещали. Эти разговоры начались еще в 2013 году.

Активно ведется реализация и проекта «Куюмба – Тайшет». Что можно сказать относительно перспектив обеспечения нефтью этой магистрали?

Николай Токарев: Мы как строили в утвержденных графиках, так и продолжаем строить. И точно в срок, пред-усмотренный постановлением правительства, нефтепровод будет введен в эксплуатацию. Ресурсная база, которая под него предусмотрена, – это практически 12 млн. т нефти в год. Из них «Газпром нефть» – до 3,5 млн. т, «Роснефть» – до 8,5 млн. т. Появились сейчас еще дополнительные возможности для заполнения. Но что касается упомянутых компаний, то имеем ту же историю, что и по Заполярью – Пурпе. Те же отговорки. Это непорядочно по отношению к нам. Мы вкладываем серьезные деньги, строим, а в итоге выясняется, что все будет сопряжено с убытками для «Транснефти»: и с прямой потерей миллиардов рублей, и с недополученной выручкой. И все это делается под дымовой завесой санкций. Но мы ведь тоже под санкциями. Однако устраивать из этого трагедию, в отличие от некоторых, не собираемся. 

А в чем реально проблема у нефтяников? Это некорректные данные геологоразведки, что-то еще? 

Николай Токарев: Во-первых, данные геологоразведки недостоверно, неквалифицированно посчитаны. Во-вторых, задержки с освоением, то есть срывы графиков планов по выходу на месторождения, по их изучению, обустройству и введению в эксплуатацию. А срыв графиков связан, прежде всего, с плохой организацией работ, отсутствием должного контроля. Это не лучшим образом характеризует качество управления в этих компаниях. Может быть, это жесткая оценка с нашей стороны, но мы в этой ситуации оказываемся крайними. Мы ни у кого не просим денег. Сами изыскиваем средства и оказываемся в итоге в такой неблагоприятной ситуации. 

Но, напомню, есть поручение правительства о том, что нефтяные компании должны подтвердить те же объемы, которые они заявляли. К сожалению, никто из нефтяников его не выполнил, проигнорированы даже сроки, которые были назначены для доклада.

Мы мониторим эту ситуацию, поскольку правительство обязало нас держать руку на пульсе и информировать о состоянии дел на этих двух проектах. Я никому не хочу создавать проблем, но интересы компании требуют, чтобы мы реагировали на эту ненормальную ситуацию.

Источник: «Трубопроводный транспорт нефти».
Поделиться: