Либерализация условий подключения НПЗ - это прямые потери для бюджета и разрастание криминала
Либерализация условий подключения НПЗ - это прямые потери для бюджета и разрастание криминала
24.04.14
Николай Токарев, президент ОАО «АК «Транснефть»:

Либерализация условий подключения НПЗ - это прямые потери для бюджета и разрастание криминала

Версия для печати
Если абстрагироваться от российских реалий, то инициатива ФАС по либерализации условий подключения НПЗ к трубопроводной системе нам понятна. Чем больше производителей нефтепродуктов на рынке - тем выше конкуренция, тем удобнее формировать цену на нефтепродукты, то есть контролировать ее, во всяком случае, не позволять ей задираться высоко, как иногда у нас бывает. Ну и, казалось бы, ради бога, почему нет? Но что имеем на самом деле и почему «Транснефть» отнеслась к этой инициативе с большой осторожностью? Дело в том, что у нас существует более двухсот предприятий, которые осуществляют переработку сырой нефти. Назвать их заводами, в большинстве своем, нельзя. В силу технологии они производят продукты «самоварным» способом: нефть нагревается, легкую фракцию забирают и все, больше ничего от них ждать не приходится. Дело в том, что эти двести предприятий большей частью работают без лицензий, с нарушениями правил промышленной, технической, экологической безопасности. На нефти неизвестного происхождения.

И, конечно, эта вакханалия с этими мелкими НПЗ, она ведет к тому, что у нас ежедневно на оперативных совещаниях служба безопасности докладывает о врезках в нефтепроводы, причем есть регионы-чемпионы, где по три - по четыре врезки в день мы находим. Естественно, если «добывается» таким образом, нефть из нашей трубы, то эта нефть должна где-то переработаться. У нас только по Южному федеральному округу за прошлый год потери нефти были 50 тысяч тонн. Чтобы представить, что такое 50 тысяч тонн - это тысяча вагонов, примерно.

Все эти «заводики» производят, как говорит ФАС, продукт, выходят с ним на рынок, повышают конкуренцию, снижают цены. Но они выходят не с продуктом, у меня язык не поворачивается, как назвать то с чем они выходят, как назвать этот продукт, радиослушатели сами догадаются. 

И продукт этой «живопырки» конкурирует с продуктом высококачественным, который произведен, скажем, на Волгоградском НПЗ «ЛУКОЙЛа». Но тут просто язык не поворачивается их сравнивать даже. И все, что они производят, все прямиком уходит на экспорт, не на внутренний рынок, а именно туда, поскольку этот продукт для вторичной переработки на НПЗ за рубежом. То есть грязное производство остается здесь, доходы от этой непонятной мутной деятельности остаются в карманах организаторов этой деятельности, а бюджет практически ничего не имеет. Почему? Потому что глубина переработки на этих «самоварах» - 40%, это означает, что никаких моторных топлив они не производят. Производят мазут, производят нафту (это сырье для нефтехимии, для последующей переработки), производят якобы «дизельное топливо». Этим топливом, можно заправлять только тракторы советского производства еще, наверное, потому что больше на этом дизтопливе сегодня ездить никто не будет - там сумасшедшее количество примесей, серы высокое содержание, оно не проходит ни по одному критерию с точки зрения экологии, эффективности, энергопотребления, еще ряд каких-то побочных продуктов остается.

На Западе, в Китае, в Юго-Восточной Азии продукт такой востребован, потому что там эти производства давно закрыли - они экологически грязные, небезопасные. Для страны продукция этих «самоваров» никакого экономического эффекта не оказывает. Но зато есть криминальная составляющая, есть потери нефти как таковые, потому что они нормальную нефть, которую берут с рынка, перерабатывают вот в эту непонятную продукцию. Когда нефтяники эту тему обсуждают, а она давно уже в кадре, то ее все рассматривают со всех сторон, Ростехнадзор применял самые жесткие меры ограничения деятельности этих НПЗ, но…., как грибы! В каждом регионе появляется бизнес такой сумасшедший. Стоит это недорого - 300 тысяч долларов. Модуль маленький ставишь и все - зажигай дрова…

Смысла экономического, существования этих самоваров, абсолютно нет. И кто бы, что бы ни говорил, какое бы ведомство не заявляло - это прямые потери для бюджета, это разрастание криминала, потому что это деньги и доходы сумасшедшие неконтролируемые от переработки ворованной нефти, ну и все вытекающие проблемы отсюда для рынка. Поэтому мы против того, чтобы этим «самоварам» по инициативе ФАС сегодня разрешили не регистрироваться в Минэнерго - это одно из условий, которое ФАС озвучила.

Предложения снять различные бюрократические барьеры при регистрации создания этих мелких НПЗ в виде свободы покупки нефти на бирже. Сейчас в правилах подключения НПЗ к магистральным нефтепроводам, одно из условий - предъявите контракт о том, что у вас на три года есть обеспеченность нефтяным ресурсом, о том, что вы договорились с нефтяниками - мы видим, что три года у вас будет легальная нефть. Вот, это условие уже нецелесообразно, его надо убрать, по мнению ФАС.

Сегодня есть правила подключения и хотя бы какой-то порядок, но он соблюдается. Если убрать вот это требование по контракту на поставки нефти, если отменить регистрацию Минэнерго этих НПЗ, представляете, что это будет. Это будет просто вакханалия! Завтра у нас будет доклад не «по две врезки», а «по пять врезок». Ну, и, конечно, качество продукции - с чем они идут на рынок, ради чего это делается? Для того, чтобы увеличивать количество этого продукта плохого качества? Так что наши возражения, они, надеюсь, будут услышаны и какие-то меры, конечно, будут в этом отношении приняты. Нас поддержали, действительно, Вы правы, крупные производители нефтепродуктов - качественных, хороших. Это, как правило, большие компании, у которых есть заводы с глубиной переработки порядка 70% и выше. Такая вот ситуация… 


23.04.2014 – интервью Николая Токарева на «Business FM»
Поделиться: