У России появлялся новый терминал, через который она могла сама регулировать экспортные объемы и диктовать условия
У России появлялся новый терминал, через который она могла сама регулировать экспортные объемы и диктовать условия
11.02.13
Николай Токарев, президент ОАО «АК «Транснефть»:

У России появлялся новый терминал, через который она могла сама регулировать экспортные объемы и диктовать условия

Версия для печати
После того как прекратил существование Советский Союз, Россия с ее мощным экспортным потенциалом в пределах 210–220 млн т нефти оказалась зажатой буквально в тисках: остался морской экспортный терминал в Новороссийске и нефтепровод «Дружба». Это позволяло отправлять на экспорт порядка 110–120 млн т. Все остальные объемы вывозились либо в Прибалтику, либо в Польшу, либо на Украину, то есть почти половина экспорта российской нефти осуществлялась с чужих территорий. Естественно, в той ситуации, а надо еще учитывать реалии 1990-х годов, такой расклад позволял покупателям нефти диктовать условия нашим нефтяникам — цену, порядок, очередность, в общем, что угодно. То есть с нами разговаривали в буквальном смысле через губу.

Конечно, такая ситуация не могла долго продолжаться: ведь что такое для нашего бюджета был экспорт нефти? Это и сегодня одна из важнейших составляющих, но в то время это просто спасательный круг был, на котором держалась вся экономика. И было принято решение о строительстве собственного нефтепровода на Балтику, который условно стали называть Балтийской трубопроводной системой. Я был на нескольких совещаниях Минтопэнерго в 1999 году, где обсуждался этот проект и перспективы его реализации. Конечно, те, кто владел перевалками в Вентспилсе и вообще в Прибалтике, в Польше, на Украине, были категорически против. Самое печальное, что их поддерживало и само ведомство, и министр (Сергей Генералов), и вся его команда, которая занималась этой темой. К ним присоединились и уважаемые сегодня нефтяные аксакалы.

Я сейчас не хочу называть фамилии, но это уважаемые люди. Они давно изменили свою позицию, и сегодня первые стоят в очереди на поставки нефти через БТС-2. Но на тот момент им было удобно иметь эти прибалтийские площадки по перевалке, и наш проект стал бы для них серьезным конкурентом. Кому это понравится? Это одна сторона истории. А другая в том, что у России появлялся новый терминал, через который она могла сама регулировать экспортные объемы и диктовать условия. В общем, тут и политика, и экономика вместе. Ну и интриги еще. В итоге только благодаря личному вмешательству Владимира Владимировича Путина проект БТС появился. Его изначальная мощность была 12 млн т, и буквально за несколько лет он дотянул до 70 млн т. Вы должны понимать: с такими проектами просто не бывает, чтобы сели, решили, постановили, проект заказали, сделали, пошли строить.

Источник: «Коммерсант»
Поделиться: