Борьба с криминальными врезками: есть ли перспективы?
 
 Борьба с криминальными врезками: есть ли перспективы?
24.08.15
Андрей Шапошников:

Борьба с криминальными врезками: есть ли перспективы?

Версия для печати
В июле 2015 г. в Самарской области произошел разлив нефти, причина – криминальная врезка в нефтепровод. В августе 2015 г. в Москве в Марьино произошел пожар, горела нефть, попавшая в реку. Неудивительно, если причина опять будет связана с хищением нефти. Сотни криминальных врезок, разливы нефти и дизельного топлива, миллионные потери, ущерб экологии и… ничего. Из нескольких сотен привлеченных к уголовной ответственности к реальному лишению свободы приговариваются единицы, причиненный ущерб практически не компенсируется. Проблема криминальных врезок обсуждается давно, с конца 90-х. Свои предложения высказывали нефтяники, журналисты, сотрудники полиции, юристы. Обсуждение привело к появлению в УК РФ норм, устанавливающих уголовную ответственность за хищения из нефтепроводов, а также их повреждение и приведение в негодность. В попытке решить проблему врезок мы опять наступили на старые криминологические грабли. Усиление уголовной ответственности никогда не останавливало рост преступности. Количество выявляемых незаконных врезок в нефтепроводы действительно сократилось, но это не заслуга новых законов, а скорее результат естественного отбора и повышения эффективности работы по выявлению врезок. Одновременно с уменьшением количества врезок, нефтяники и полиция констатируют повышение их технического уровня, появление систем защиты. Законы эволюции криминального мира никто не отменял, выживают и продолжают совершать преступления только те, кто совершенствуется, развивает свой криминальный бизнес и заботиться о его защите. В результате в системе криминального нефтебизнеса формируются преступные организации, контролирующие все этапы, от криминальной добычи нефти, до сбыта криминальных нефтепродуктов и последующей легализации криминального дохода.
Криминальный нефтебизнес отлично встроился в отечественную экономическую реальность. Полагаю, что он практически не пострадает от снижения цены на нефть на мировом рынке, более того, следует ожидать его активизации. Возникает вполне резонный вопрос, почему за пятнадцать лет проблема криминальных врезок так и не была решена? Почему не создана эффективная система противодействия криминальным врезкам?

Попробуем ответить на этот вопрос. Прежде всего, необходимо понять, что криминальные врезки это не самостоятельное преступление, а всего лишь первый этап сложной системы криминального нефтебизнеса, по сути, криминальный способ добычи нефти. Структура криминального нефтебизнеса полностью повторяет структуру нефтяной отрасли: добыча, транспортировка, переработка, хранение и реализация. Проблема в том, что криминальная деятельность переплелась с легальной. Похищенная нефть может быть доставлена на легальный нефтеперерабатывающий завод, где перерабатывается, но не учитывается. Неучтенные излишки могут переправляться как на легальные, так и нелегальные заправки, бухгалтерская отчетность либо искажается, либо вовсе отсутствует. Кроме легальных крупных нефтеперерабатывающих заводов в стране огромное количество легальных, серых и просто нелегальных мини-заводов по переработке нефти, или как их называют «самоваров». Компактные размеры и мобильность мини-заводов, делают их настоящей головной болью не только правоохранителей, но и, в первую очередь, экологов. На таких заводах практически нет систем очитки выбросов и защиты окружающей среды. Получаемое ими топливо часто оказывается невысокого качества, поэтому в ход идут всевозможные присадки для повышения октанового числа. Некачественное топливо развозится по легальным, серым и нелегальным заправкам, часто по поддельным документам. Система приносит колоссальный доход организаторам и владельцам криминальных предприятий, при минимальном риске и затратах. Рядовые участники часто представляют собой наемный персонал, не склонный задавать «лишних» вопросов при найме.

Любая попытка решить проблему криминальных врезок в отрыве от всей системы криминального нефтебизнеса изначально обречена на провал. Анализ уголовных дел свидетельствует, что задерживаются и привлекаются к уголовной ответственности исключительно рядовые участники преступления, подавляющее большинство, по сути, разовые наемники. Их задерживают в момент хищения нефти, как правило, предъявляют обвинение в покушении на кражу, назначают наказание в виде лишения свободы на сроки от 1 до 3 лет, практически всем условно. Дальнейшее усиление ответственности и увеличение наказания за криминальные врезки и хищение нефти из трубопроводов не изменит ситуации. Наемники не склонны задумываться о возможной ответственности в момент найма, многих используют вслепую. Их задержание не пугает организаторов, поскольку те не располагают сколь-нибудь значимой информацией, им просто нечего сообщить правоохранительным органам. Уголовные дела по фактам криминальной переработки нефти и сбыта криминальных нефтепродуктов практически не встречаются.

В процессе исследования у автора сложилось впечатление, что нефтяники искренне полагают, что правоохранители должны и могут решить проблему криминальных врезок. В этой связи показательным выглядит выступление представителя МВД на одном из экспертных советов. По мнению последнего раскрытие и расследование криминальных врезок не представляет особой сложности. Формально представитель МВД прав, расследование по фактам задержания с поличным при хищении нефти не представляет особой сложности. Сложности возникают при выявлении и расследовании иных эпизодов преступной деятельности, в частности ранее совершенных этой же группой хищений нефти. Фактически доказательственная база по этим преступлениям формируется на основе признательных показаний задержанных, и все. В подавляющем большинстве случаев в суде эти эпизоды рассыпаются, и остается только последний – покушение на хищение нефти, этим объясняются относительно небольшие сроки и условное наказание. Представители МВД довольны: преступления раскрываются, расследуются, статистические показатели демонстрируются. Риторический вопрос: достаточно ли этого нефтяникам? Полагаю, что нет, им нужно, чтобы не только преступления расследовались, но и новые врезки не появлялись. А вот в этом правоохранительная система помочь ничем не может. Нет в ней такой функции, чтобы искоренять еще несовершенные преступления. Если не будет раскрытых и расследованных преступлений, значит, не будет столь необходимой правильной отчетности, значит - плохо работали. В этой связи, создание в системе МВД подразделений, специализирующихся на раскрытии и расследовании преступлений в сфере транспортировки и переработки нефти, больше похоже на консервацию и закрепление проблемы, чем на попытку ее решения. Проведение научных исследований по разработке узкоспециальных методик выявления, раскрытия и расследования преступлений в сфере криминального нефтебизнеса, вопрос очень актуальный, но это не решение проблемы, а борьба с последствиями.
Кроме того, работу правоохранительной системы серьезно осложняет организованный характер криминального нефтебизнеса, традиционно использующего коррупцию как один из элементов защиты.

Нефтяники сосредоточились на создании сложных систем защиты нефтепроводов, например, СМПО «Омега», но это направление приведет только к увеличению расходов. Система тревожной сигнализации на какое-то время затруднит деятельность криминальных структур, но они совершенствуются и найдут способ нейтрализовать любую систему защиты.
Нефтяники полагают, что ключом к решению проблемы врезок являются нелегальные нефтеперерабатывающие заводы. Они пытаются на законодательном уровне добиться обязательного лицензирования всех мини-НПЗ, но пока безуспешно. В этой связи руководству ОАО «АК Транснефть» понравилось предложение автора о создании системы регистрации всех мини-НПЗ и основного комплектующего оборудования, по принципу регистрации транспортных средств. К сожалению, как первое, так и второе предложение не приведет к решению проблемы врезок. Система криминального нефтебизнеса построена так, что введение лицензирования и (или) регистрации оборудования не создаст для нее помех. Дело в том, что криминальная переработка нефти уже давно осуществляется не только на нелегальных и серых мини-НПЗ, но и на достаточно крупных легальных. Представители ОАО «АК «Транснефть» уже неоднократно сообщали о выявлении криминальных врезок, отводы которых вели на территории легальных НПЗ. Фактически введение лицензирования для мини-НПЗ в определенной степени облегчит работу правоохранителей по формированию криминальной статистики, но не решит проблему врезок. Нелицензированный мини-НПЗ можно закрыть, задержать работников, может быть даже «зиц-директора», но само предприятие начнет работать через пару недель или даже дней. У системы МВД нет реальной возможности выставить охрану на каждый выявленный нелегальный НПЗ. Уничтожение нелегального мини-НПЗ дело не простое, требует судебного решения и соблюдения соответствующих мер экологической безопасности. Государственная регистрация мини-НПЗ и комплектующего оборудования это промежуточное решение, создающее информационные условия облегчающие работу правоохранителей, но не решающие проблему в целом.

В настоящий момент складывается стойкое ощущение, что в решении проблемы криминальных врезок заинтересованы представители ОАО «АК Транснефть» и все. Правоохранители в этом вопросе занимают присущую им позицию: есть состав - будем расследовать, нет состава – извините, мы не причем. На самом деле это абсолютно правильная позиция для силового блока. Возникает вопрос, а чем криминальные врезки и криминальный нефтебизнес вредит остальным, чем он вредит обществу? Обычные граждане, а иногда даже и правоохранители, часто говорят: «Ну, сделали врезку, ну украли пару тонн нефти, нефтяники богатые, они и не заметят». Давайте попробуем понять, в чем опасность врезок и всего общества.

Начнем с того, что транспортировщики нефти не единственные, кто столкнулся с проблемой врезок. В современном мире от криминальных врезок страдают не только нефтяники, но и газовики, коммунальщики, электроэнергетики пытаются бороться с самовольным подключением и безучетным потреблением. Являются ли эти на первый взгляд не связанные между собой явления звеньями одной цепи? Сложный вопрос, скорее да, чем нет, поскольку все они появились примерно в одно и тоже время, в средине 90-х. Этот факт следует принять во внимание, но он не основополагающий, скорее небольшой штрих к пониманию проблемы.

Добыча, транспортировка, переработка нефти и последующая реализация нефтепродуктов деятельность потенциально опасная, я думаю, все с этим согласны. На каждом этапе существуют свои вероятные угрозы, это и загрязнение окружающей среды, высокая вероятность пожаров и многое другое. По трубопроводам нефть перекачивают под давлением порядка 40 атмосфер. Криминальная врезка нарушает целостность трубопровода и создает потенциальную уязвимость. Полагаю, что подобная уязвимость сохраняется и после обнаружения врезки и ее ликвидации. Значительное количество разливов нефти и загрязнения окружающей среды нефтяники связывают в первую очередь с криминальными врезками. При выполнении врезки и прокладке отводов преступниками используется дешевое оборудование, часто не рассчитанное на высокое давление. Устанавливаемые ими шаровые вентили или брезентовые рукава рассчитаны на водопроводные системы с давлением не выше 4 атмосфер. Любая врезка – это потенциальная экологическая угроза, и этот фактор доложен быть учтен обществом в первую очередь.

Следующий фактор, экологическая угроза от нелегальных и серых мини-НПЗ. Подобные предприятия часто не заботятся об охране окружающей среды. Переработка криминальной нефти, как правило, тщательно скрывается как фактически, так и документально, в том числе и с целью избежать уплаты соответствующих налогов и сборов. Помимо экологической угрозы следует учитывать и низкое качество продукции. Подавляющее большинство присадок, используемых для повышения октанового числа бензина, вредят не только экологии и здоровью людей, но и их имуществу. В нашей стране не одна тысяча автомобилистов была вынуждена существенно потратиться на ремонт своего авто, после заправки некачественным бензином. По мнению автора, общественность должна понять, что некачественный бензин, это конченый элемент цепочки криминального нефтебизнеса, начинающегося с далекой от нас криминальной врезки в нефтепровод.

Первый шаг к решению проблемы – это понимание ее масштаба, структуры, причин, словом всей ее системы. В некоторых случаях решение может быть внутри системы. В этом плане весьма показательна история, гуляющая по просторам сети Интернет. Одна крупная обувная компания создала несколько заводов в отсталой африканской стране. Дешевое сырье, дешевая рабочая сила, но возникла огромная проблема – массовые хищения. Все работники заводов, их родственники, друзья и родственники друзей стали щеголять в кроссовках стоимостью 500 долларов. Попытка усилить охрану, установить сигнализацию и системы защиты привела к дополнительным расходам и к тому, что охранники, их родственники и друзья тоже обзавелись дорогими кроссовками. Решение проблемы оказалось простым – заводы перевели на выпуск только правых или только левых кроссовок, а собирали пары в другом месте. Кражи прекратились.

Существует ли подобное «простое» решение для проблемы криминальных врезок? Вполне возможно, может быть не такое простое, но, скорее всего, оно есть. Можно бесконечно совершенствовать работу правоохранителей и системы защиты нефтепроводов, это будет бесконечная гонка с преступниками. На каждую новую систему или прием они будут изобретать новые средства и способы совершения преступлений. Необходимо найти ключевой элемент системы и сосредоточится на его нейтрализации. Пока же пошел новый круг, а нам нужно понимать, что криминальный нефтебизнес причиняет ущерб не только ОАО «АК «Транснефть», но и окружающей среде, каждому автомобилисту и просто человеку, живущему в нашей стране.

Андрей Шапошников - доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики Самарского государственного университета, кандидат юридических наук
Поделиться:
Написать комментарий:
Текст сообщения*