Удвоение трубопровода «Мохэ-Дацин». Почему Китай передумал?
 
Удвоение трубопровода «Мохэ-Дацин». Почему Китай передумал?
28.08.15
Александр Дармин:

Удвоение трубопровода «Мохэ-Дацин». Почему Китай передумал?

Версия для печати
Вице-президент компании PetroChina Хуан Вэйхе заявил, что китайская сторона в конце 2015 года запустит вторую ветку нефтепровода Мохэ - Дацин, предназначенного для получения российской нефти. Новость эту встретили с удивлением – всего несколько месяцев назад китайская сторона официально объявила, что не готова строить вторую ветку «Мохэ-Дацин» на своей территории, ограничившись 20 млн тонн российской нефти в год, вместо запланированных ранее 30 млн. Что подвигло китайскую сторону изменить решение и сколько нефти на самом деле нужно Поднебесной от России?

Непростой партнер

В своей предыдущей статье мы уже рассказывали о том, что в последнее десятилетие Китай решил сделать ставку на трубопроводную доставку нефти совсем неслучайно. Помимо сугубо экономических причин, важнейшей из которых являлась необходимость обеспечивать быстрорастущую экономику «черном золотом» всеми возможными способами, вмешалась и геополитика. Долгое время основные объемы черного золота в Поднебесную поставлялись танкерами, но этот путь окажется уязвимым в случае любого конфликта Китая и США, ввиду подавляющего преимущества американского флота в этом регионе. Сингапур, который не питает теплых чувств к Китаю, с помощью американских военных грозит закупорить бутылочное горлышко и без того небезопасного Малаккского пролива, соединяющего Тихий океан с Индийским (через него доставляется около 80% импортируемой Китаем нефти). 

Напомним также, что уже с января 2011 года основным способом транспортировки энергоресурсов в Азию для России стал нефтепровод «Восточная Сибирь - Тихий Океан». Труба соединяет месторождения Восточной Сибири с городком Сковородино в Амурской области, а уже оттуда нефть поставляется по двум направлениям: в приморский порт Козьмино и в китайский Дацин. При этом вторую - амурско-китайскую - часть нефтепровода КНР строила самостоятельно – «Транснефть» возводила трубопровод прямо до границы с Китаем. 

В то же время, Поднебесная не стремится нарастить поставки нефти любой ценой и постоянно ведет собственную игру, нацеленную на получение как можно большего объема за как можно меньшие деньги. За примерами далеко ходить не нужно – в марте 2011 года китайская сторона решила, что покупает нефть по завышенным на 2-3% ценам, и в одностороннем порядке стала недоплачивать по контракту. Также в Пекине просили пересмотреть формулу цены и рассчитывать ее не в конечной точке ВСТО, а от начала отвода от трубопровода на Китай. Стороны разошлись по поводу того, как же нужно считать тариф за транспортировку энергоресурсов по трубе. В итоге, после ряда встреч на самом высоком уровне, Китай и российские компании пришли к соглашению, но, как стало известно, CNPC все же получила скидку порядка $1,5 с барреля. 

В 2013 году китайская сторона договорилась с «Роснефтью» о дополнительной поставке 360 млн т нефти в течение 25 лет. Было ясно, что весь этот объем должна была поставлять компания «Роснефть», а вот мощности для транспортировки расширять «Транснефть» за свой счет. Китайская сторона проигнорировала необходимость наращивания пропускной способности отвода от трубы ВСТО, отказавшись строить дополнительную нитку «Сковородино-Мохэ», которая бы позволила нарастить мощность отвода на Китай до 30 млн тонн в год. В итоге Игорь Сечин, глава «Роснефти», и президент «Транснефти» Николай Токарев подписали соглашение о «принципах софинансирования» по увеличению объемов транспортировки нефти в Китай. Было решено, что «Транснефть» построит и профинансирует объекты, а «Роснефть» затем вернет ей инвестиции через специальный долгосрочный тариф, который будет установлен ФСТ. Стороны договорились, что пропускная способность нефтепровода Сковородино — Мохэ к 1 января 2015 г. вырастет с нынешних 15 млн до 20 млн т, а к 1 января 2018 г. — до 30 млн т. 

Изменчивая CNPC

Но в июне стало известно, что китайская сторона отказалась от увеличенных поставок в связи с программой развития НПЗ на северо-западе КНР. Китайцы на встрече «Роснефти», «Транснефти» и PetroChina 5 июня предложили изменить схему: китайцы хотят снизить ежегодный объем прокачки по Сковородино - Мохэ до 20 млн тонн, а остальное экспортировать через порт Козьмино и Казахстан. «Транснефть», справедливо, высказалась против. «В рамках этого плана идет глобальное строительство, а изменение параметров приведет к пересмотру инвестпрограммы и замораживанию значительных уже вложенных средств», - заявлял тогда представитель компании, Игорь Демин. 

Интересно, что для выполнения соглашения, российская сторона должна была реконструировать и увеличить мощности «Сковородино-Мохэ» на своей территории, а китайская сторона - предпринять аналогичные действия и построить дополнительную ветку нефтепровода «Мохэ-Дацин» на территории КНР в срок до 1 января 2018 года. То есть, с российской стороны был построен трубопровод, который без дополнительной нитки мог прокачивать необходимый объем, тогда как китайские власти до последнего думали, сколько нефти прокачивать через отвод от ВСТО. 

Тогда возник вопрос – стоит ли игра свеч? Не секрет, что покупателей у нефти ВСТО очень много – сейчас она на пути к получению статуса маркерного сорта, ее поставки через порт Козьмино будут увеличиваться. Стоит ли тратить средства на возведение инфраструктуры по поставке нефти в Китай, если Поднебесная вновь захочет изменить правила игры? По одной из версий, это может быть связано с коррупционным скандалом в государственных компаниях Китая, в том числе, нефтегазовых. Возможно, руководство компаний хочет показать властям, что с ними нужно считаться, саботируя как строительство отвода от ВСТО, который они уже давно должны были построить, так и лишая китайскую экономику дополнительных объемов высококачественной нефти ВСТО. По другой версии, которую активно освещали в китайских СМИ, остановка была связана с холодными зимами и большим ущербом для экологии. «Нефтепровод Мохэ-Дацин проходит через районы с суровыми морозами. Минимальная температура достигает минус 53 градусов по Цельсию. В снега и морозы около 1000 сотрудников Китайской национальной нефтегазовой корпорации дежурят в кругосуточном режиме, обеспечивая отопление оборудования и успешное проведение эксперимента», - писали местные СМИ, говоря о том, что невозможно так быстро строить трубопровод в таких условиях. В то же время, поднимались вопросы экологии, которые, почему-то, не были актуальны за несколько лет до этого, когда строилась первая нитка трубопровода «Мохэ-Дацин». 

Думать дважды

И вдруг – такой поворот. «Будет вторая ветка на китайской территории. В конце этого года она будет запущена. То есть сейчас мы на стадии строительства второй ветки от Мохэ до Дацина, ее мощность составит 15 млн т. То есть суммарно мы получим 30 млн т нефти», - сказал уже упоминавшийся нами ранее господин Вэйхе. С чем он связан?

Вариантов здесь несколько и почти все они связаны не столько с экономическим положением дел в стране, сколько с вопросами стратегии и геополитики.

Сначала рассмотрим вариант со стратегическим развитием Китая. Итак, что мы знаем о Дацине, городе, в который поступает вся российская нефть с трубопровода ВСТО? Именно Дацин был в 1959 году основан как город нефтяников, который очень скоро вырос в одну из самых значимых нефтедобывающих баз китайского государства. На сегодняшний день нефтяные запасы Дацинского месторождения разведаны и доказаны в объеме 6,5 млрд. тонн. Объёмы запасов природного газа - 120 млрд. кубометров.

Дацин быстро стал и по сей день остается крупнейшим производителем нефти Китая. Объемы добытой за сорок лет эксплуатации месторождения нефти - почти 2 млрд. тонн. Согласно стастике, каждый сотый юань в государственной казне Китая пришел из Дациня. Интересно, не правда ли – крупнейший нефтедобывающий город страны вдруг стал получать российскую нефть?

До 2000 года объемы добычи нефти в Дацинских месторождениях Китая постоянно росли и к 2002-му году составляли 50 млн. тонн в год. Однако, начиная с 2003 года, добыча нефти в Дацине стала сокращаться и к 2011 году составляла 30 млн. тонн в год. Как раз в тот период, когда власти Китая договорились о прокачке российской нефти из трубопровода ВСТО. В последние два года – еще на 5 миллионов тонн. При этом, напомним, нефтяные запасы месторождения по-прежнему считаются самыми большими в стране. 

Известно, что китайцы склонны к бережливости, особенно в том, что касается экономики в целом, и бизнеса, и денег в частности. Есть версия, что объемы добычи на Дацинском месторождении сокращены решением правительства с целью сохранения запасов для будущих поколений и в связи с падением цен на нефть. Действительно, пока цены на «черное золото» снижаются, есть соблазн покупать иностранную нефть, а свою оставить на тот период, когда она станет куда дороже. В том, что это когда-то произойдет, в Китае и не сомневаются. Ещё в 2005 году Дацинская нефтяная компания купила у английской SOCO права на разведку и разработку нефтяных месторождений в Монголии. В тоже время, в Дацине находится крупнейший комплекс, самый новый из которых полностью «заточен» под нефть класса ВСТО. Соответственно, китайская сторона вполне решила покупать больше российской нефти и увеличивать производство топлива и нефтепродуктов – в том числе и для перепродажи. Можно предположить, что теперь поставки будут только увеличиваться – иначе, для чего строить трубу и останавливать добычу на собственных месторождениях?

Другая причина, которая могла убедить прижимистых китайцев вернуться к первоначальному варианту, может крыться в геополитике. Все предыдущие конфликты на уровне компаний решались тогда, когда к их разрешению подключались высшие эшелоны власти. Не исключено, что и в этот раз китайские власти, чувствуя, насколько этот вопрос важен для выстраивания дальнейших позитивных отношений с нефтяными компаниями России и «Транснефтью», в частности, решили не испытывать российско-китайские отношения на прочность, тем более, по такому не сильно значительному поводу. Известно, что в сентябре Китай посетит Владимир Путин, который, в свою бытность премьер-министра активно поддерживал расширение поставок нефти большому восточному соседу: «Хочу отметить, что это не просто поставка российской сырой нефти. Это, действительно, многосторонний проект, который укрепляет наше энергетическое взаимодействие». Такой жест добропорядочных партнерских отношений явно понравится президенту страны и позволит избежать дополнительных вопросов во время его визита в Поднебесную. Китаю сегодня тоже непросто – падающий фондовый рынок, тормозящая экономика, проблемы со спорными территориями – все это может делать его уязвимым в глазах соперников, прежде всего, США, поэтому терять дружбу с Россией из-за невыполненных договоренностей он не хочет.

Российско-китайские нефтяные отношения в очередной раз показывают, сколько различных факторов влияет на их успешность. Разрешение очередной проблемы – позитивный шаг не только для «Транснефти», но и для отношений между двумя странами. Остается надеяться, что на этом проблемы с китайским отводом от трубы ВСТО закончились раз и навсегда. 

Александр Дармин, главный редактор портала Topneftegaz.ru и журнала «Topneftegaz»
Поделиться:
Написать комментарий:
Текст сообщения*