Россия и Китай: правила игры
 
Россия и Китай: правила игры
19.06.15
Александр Дармин:

Россия и Китай: правила игры

Версия для печати
Сколько российской нефти на самом деле нужно Китаю?

Сегодня сложно представить, но до 1994 года Китай был импортером нефти. После того, как собственные крупные месторождения были исчерпаны, а растущая экономика требовала все новых объемов «черного золота», Поднебесная начала активно скупать чужую нефть, став крупнейшим экспортером в мире. С 1965 года потребление нефти в этой стране увеличилось более чем в 25 раз, тогда как в мире в целом менее чем в два раза. В какой-то момент Китай столкнулся с потребностью найти еще одного крупного продавца, гарантировавшего поставки нефти на долгий срок. В это же время, Россия решила сделать ставку на страны АТР, начав строительство трубопровода ВСТО, который вывел восточносибирскую нефть на рынок стран Азии. Казалось бы, желания одной стороны и возможности другой совпали, но вся история продажи российской нефти в Поднебесную показывает, что планировать с китайцами что-то надолго – большая проблема. Что ждет схемы грузопотоков российской нефти в Китай в дальнейшем?

Осознанная необходимость

Для начала разберемся, почему Китай так стремится расширить количество поставщиков нефти и делает ставку на Россию? Можно отметить новый вектор развития поставок нефти в страну – приоритет трубопроводного транспорта над морским. Долгое время основные объемы черного золота в Поднебесную поставлялись танкерами, но этот путь окажется уязвимым в случае любого конфликта Китая и США, ввиду подавляющего преимущества американского флота в этом регионе. Сингапур, который не питает теплых чувств к Китаю, с помощью американских военных грозит закупорить бутылочное горлышко и без того небезопасного Малаккского пролива, соединяющего Тихий океан с Индийским (через него доставляется около 80% импортируемой Китаем нефти). Ухудшить ситуацию для китайских гражданских и военных кораблей способны споры из-за островов Южно-Китайского моря между Китаем, Вьетнамом, Филиппинами, а также Индонезией и Брунеем. К тому же, до последнего времени одним из основных импортеров нефти в Китай оставался Иран. Однако санкции, введенные против этого государства, отказ европейских компаний страховать иранские танкеры, а также нежелание Тегерана предоставлять скидки, которые он делал раньше, заставили Пекин искать новых продавцов.

Россия полностью удовлетворяла всем требованиям, которые Китай предъявлял к поставщику нефти в своей новой парадигме. Стабильно хорошие отношения между двумя странами, наличие общей сухопутной границы, возможность обеспечить большие объемы на долгий срок, собственная - независимая от США политика, качественная нефть, наличие проектов в различных сферах. В России также давно задумывались о строительстве трубопровода в Китай – было ясно, что Поднебесная сможет купить почти любые объемы нефти, которые сможет предложить ей Москва. Российская стратегия в области энергоресурсов подразумевает к 2020 году до 22-25% импорта нефти направить в страны Азиатско-Тихоокеанского регион (АТР). Сейчас этот показатель на уровне 8-9%. Китай занимает в этих планах первое место. 

В ряде источников можно встретить информацию, что впервые о том, чтобы поставлять нефть в Китай заговорила компания ЮКОС, предложившая проект строительства трубопровода Ангарск-Дацин. Как идея этот вариант рассматривался в правительстве, но параллельно было предложено еще несколько вариантов. Было ясно, что диверсификация поставок российской нефти должна происходить более расширенно – те объемы, которые могли дать месторождения Восточной Сибири и Дальнего Востока, были слишком велики для одного Китая. Так и появилась идея строительства гигантского трубопровода ВСТО, нацеленного на страны АТР, и, в том числе, и на Китай. 

Нефть в обмен на кредиты

Обе стороны быстро пришли к соглашению. В апреле 2007 года «Транснефть» начала укладку труб на участке Тайшет — Сковородино. Она подписала с китайской CNPC протокол по изучению вопроса о проектировании и строительстве нефтепровода Сковородино — госграница КНР. В 2009 году Банк Развития Китая выдал 25-миллиардный кредит России в обмен на поставку 300 миллионов тонн нефти до 2030 года (по 15 миллионов тонн в год) по льготной цене. Доля «Роснефти» в поставках нефти составляет 9 млн. тонн, «Транснефти» – 6 млн тонн. В обмен на долгосрочные поставки в 2009 году «Роснефть» получила от китайских банков кредит в $15 млрд, «Транснефть» – $10 млрд.

Российским компаниям китайский кредит был выгоден – они смогли зарабатывать на нем напрямую, на разнице в ставках. Ставка китайского кредита оказалась ниже чем те, что предлагались коммерческими банками, и на разнице в ставках компании зарабатывали 1,2-4,5% годовых. Стратегически выигрывал и Китай: закупки нефти в России являются частью политики страны по диверсификации энергобаланса. Аналогичные сделки по схеме «кредиты в обмен на нефть» Китай в 2009 году заключил с Казахстаном, Бразилией и Венесуэлой. Предполагалось, что кредит должен был погашаться за счет части выручки от продажи нефти в Китай. Уже с января 2011 года основным способом транспортировки энергоресурсов в Азию для России стал нефтепровод «Восточная Сибирь - Тихий Океан». Труба соединяет месторождения Восточной Сибири с городком Сковородино в Амурской области, а уже оттуда нефть поставляется по двум направлениям: в приморский порт Козьмино и в китайский Дацин. При этом вторую - амурско-китайскую - часть нефтепровода КНР строила самостоятельно. С 1 января 2011 года Россия официально начала поставлять Китаю 15 миллионов тонн высококачественной нефти ВСТО.

Но покупатели оказались непростыми. В марте того же года стало известно, что у компаний возникли разногласия. Госкомпания КНР CNPC решила, что покупает нефть по завышенным на 2-3% ценам, и в одностороннем порядке стала недоплачивать по контракту. Также в Пекине просили пересмотреть формулу цены и рассчитывать ее не в конечной точке ВСТО, а от начала отвода от трубопровода на Китай. Стороны разошлись по поводу того, как же нужно считать тариф за транспортировку энергоресурсов по трубе. Китайскую сторону не устроило, что цена доставки нефти в Дацин аналогична транспортировке энергоресурсов до нефтетерминала в Козьмино в Приморском крае, хотя ответвление от ВСТО на Китай начинается гораздо раньше. По мнению КНР, значение коэффициента Т (в формуле цены отражает разницу в стоимости транспортировки сырья от Сковородино до Козьмино) должно было составлять $13 за баррель вместо нуля. 

В итоге, КНР перестала выплачивать РФ сумму, на которую рассчитывала снизить тариф и образовалась задолженность в $250 млн. «Роснефть» и «Транснефть» начали консультации на предмет изучения вопроса о подаче иска к CNPC в Лондонский арбитраж. В конце мая после проведения Энергодиалога в Москве китайская сторона выплатила около трех четвертей долга за поставки нефти из РФ, однако продолжила недоплачивать по $3 за каждый баррель. Стороны торговались более полугода. В ноябре 2011-го вице-премьер России Игорь Сечин, курирующий энергетический сектор, заявил, что достигнута договоренность, позволяющая урегулировать двусторонние претензии, а нефтяной вопрос «снят с повестки дня». По информации источников, Россия снизила цены на нефть на 1,5 доллара за баррель. 

Китай меняет правила игры

После этого несколько лет работа шла в штатном режиме, пока в 2013 году китайская сторона не попросила увеличить объем отгрузки нефти ВСТО до 30 миллионов тонн в год. Если точнее, то «Роснефть» договорилась о дополнительной поставке 360 млн т в течение 25 лет. Сумма нового договора — $270 млрд, из них $60 млрд — предоплата. Было ясно, что весь этот объем должна была поставлять компания «Роснефть», а вот мощности для транспортировки расширять «Транснефть» за свой счет. Китайская сторона проигнорировала необходимость наращивания пропускной способности отвода от трубы ВСТО. Был вариант, при котором можно было проложить еще одну нитку трубопровода, параллельно уже существующей трубе «Сквородино-Мохэ», но китайская сторона переложила этот вопрос на плечи российских партнеров. 

В итоге Игорь Сечин, глава «Роснефти», и президент «Транснефти» Николай Токарев подписали соглашение о «принципах софинансирования» по увеличению объемов транспортировки нефти в Китай. Было решено, что «Транснефть» построит и профинансирует объекты, а «Роснефть» затем вернет ей инвестиции через специальный долгосрочный тариф, который будет установлен ФСТ. Стороны договорились, что пропускная способность нефтепровода Сковородино — Мохэ к 1 января 2015 г. вырастет с нынешних 15 млн до 20 млн т, а к 1 января 2018 г. — до 30 млн т. Контрактом предусматривалось, что в период до 2038 года Россия поставит в Китай до 365 миллионов тонн нефти. Таким образом, на пике Россия должна была поставлять в Китай до 8% объемов всей нефти, ежегодно идущей на экспорт. Аналитики оценивали стоимость работ по расширению в $200-300 млн.

Казалось бы, отношения безоблачны – обе стороны довольны идущей работой и готовы продолжать сотрудничество, увеличивая его объемы. Но в июне стало известно, что китайская сторона отказалась от увеличенных поставок в связи с программой развития НПЗ на северо-западе КНР. Китайцы на встрече «Роснефти», «Транснефти» и PetroChina 5 июня предложили изменить схему: китайцы хотят снизить ежегодный объем прокачки по Сковородино - Мохэ до 20 млн тонн, а остальное экспортировать через порт Козьмино и Казахстан. «Транснефть» хочет соблюдения межправительственного соглашения от 2013 года, где оговорена, в частности, мощность отвода в 30 млн тонн. «В рамках этого плана идет глобальное строительство, а изменение параметров приведет к пересмотру инвестпрограммы и замораживанию значительных уже вложенных средств», - говорит представитель компании, Игорь Демин. Китайская сторона уверена, что такое решение не приведет к потерям у партнеров, тогда как «Транснефть» заявляет, что нужно оценивать не только стоимость трубы, но и затраты на расширение системы от Западной Сибири, строительство лупингов и насосных станций. По словам представителя монополии, одна станция стоит около 10-20 млрд руб. Китайская сторона предлагает часть нефти прокачивать через Казахстан, тем более, что страна предлагает российским компаниям сниженный тариф на прокачку нефти, но возникает вопрос о том, кто гарантирует, что казахская нефть, которую, благодаря своповым операциям, будет продавать «Роснефть» в счет российских объемов, будет того же качества, что и ВСТО? Так, PetroChina настаивает, чтобы сернистость здесь была снижена до 1,2% (сейчас 1,4-1,6%), но это также потребует больших затрат. К тому же, уход прокачки части нефти в Казахстан приведет к потерям бюджета. 

В итоге, для «Транснефти» нет понимания, сколько нефти будет покупать Китай и в какие сроки, что отрицательно сказывается на долгосрочных инвестиционных программах. Не секрет, что покупателей у нефти ВСТО очень много – сейчас она на пути к получению статуса маркерного сорта, ее поставки через порт Козьмино будут увеличиваться. Стоит ли тратить средства на возведение инфраструктуры по поставке нефти в Китай, если Поднебесная вновь захочет изменить правила игры? По одной из версий, это может быть связано с коррупционным скандалом в государственных компаниях Китая, в том числе, нефтегазовых. Возможно, руководство компаний хочет показать властям, что с ними нужно считаться, саботируя как строительство отвода от ВСТО, который они уже давно должны были построить, так и лишая китайскую экономику дополнительных объемов высококачественной нефти ВСТО. В итоге, даже если в будущем Поднебесная все же решит покупать больше российской нефти, «Транснефть» и «Роснефть» задумаются – не лучше ли поставлять ее более надежным покупателям?

Сегодня Китай покупает в России от 15 до 20 млн. тонн нефти – как через трубу от ВСТО, так и на рынке. Этот показатель позволяет российской нефти обеспечивать около 10% всей потребности Поднебесной в «черном золоте». Эксперты прогнозируют, что, несмотря на некоторое замедление темпов роста экономики страны, она по-прежнему будет нуждаться в новых объемах. К тому же, начнут действовать ряд факторов, которые сделают российскую нефть более предпочтительной для страны. Во-первых, она более высокого качества, чем многие другие сорта, что оптимально подходит для строящихся прямо сейчас китайских НПЗ. Во-вторых, потребление нефти в Китае может снижаться, а вот потребление нефтепродуктов – растет в связи с ростом количества автомобилистов. В такой ситуации, стране лучше иметь возможность покупать черное золото как можно ближе, чтобы обеспечивать сезонные всплески спроса. В-третьих, нестабильная ситуация на Ближнем Востоке может привести к тому, что Китай задумается о сокращении покупок нефти из этого региона, отдавая предпочтение более надежным и близким поставщикам. После недавнего согласия России на оплату поставок нефти в юанях стоит ожидать высокого уровня импорта нефти в Китай.

В итоге, прогнозируют эксперты, доля российской нефти в Поднебесной может вырасти до 15-17%. В такой ситуации уже через несколько лет мы можем увидеть новые попытки Китая расширить отвод от ВСТО или снова дать кредит на это «Транснефти». Но не раскупят ли к этому времени всю нефть у России другие страны – большой вопрос. 

Александр Дармин, главный редактор портала Topneftegaz.ru и журнала «Topneftegaz»
Поделиться:
Написать комментарий:
Текст сообщения*